Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина

Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина

ТЕКСТЫ

116

Дата публикации: 20.06.2013
Дата последнего изменения: 20.06.2013
Цикл: Дин Винчестер в Хогвартсе
Автор (переводчик): Марлюшка;
Персонажи: Дин; Сэм; Бобби Сингер; Кастиэль; Бальтазар; Кроули; Лиза Брейден; Люцифер; Мэг Мастерс;
Жанры: ангст; АУ; кроссовер; пре-слэш; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Саммари: «Он спас мою жизнь, а я спасу его ориентацию».

Глава 1

Глава 1. Переезд

Дин Винчестер и Сэм Дурсль, двоюродные братья и лучшие друзья, поздним летним вечером возвращались домой.
- Шевели батонами, Сэм, не успеем на вечерние новости, - ворчал старший.
- Ничего там не скажут в этих новостях, - буркнул усталый Сэм. – Ты же знаешь, что Волдеморт затаился.
- А вот именно сегодня, может, ему приспичило где-нибудь объявиться!
- Ну да, конечно. Признайся, что ты просто торопишься, потому что ждёшь письма от Каса.
- Ничего я не жду, - буркнул Дин. – Ты же знаешь, что я никогда не пропускаю вечерние новости, с тех пор, как…
- Да, а ещё ты читаешь чуть ли не все магические и магловские газеты, наедясь выйти на след желтоглазого. Дин, я хочу найти его не меньше тебя. Но, как-никак, есть профессионалы.
- Которые не верят, что Волдеморт вернулся, и не выйдут на охоту, пока их носом не ткнут. Давай, не спи на ходу, и не делай вид, что устал. Мы же сегодня тренировались по упрощённой программе.
Сэм со вздохом ускорил шаг, подходя к родительскому дому.
- Кажется, у нас гости, - шепнул он брату в прихожей. Дин мгновенно насторожился, но сразу расслабился, узнав в незваном госте своего крёстного.
- Бобби! – обрадованно воскликнул он. – Ты не говорил, что зайдёшь!
- Наконец-то, Дин! – с облегчением сказал Бобби. – Твои милейшие опекуны никак не хотели поверить, что я просто пришёл в гости к крёстнику. Привет, Сэм.
Дин виновато посмотрел на крёстного. Точно, он и забыл сказать дяде и тёте, что повсюду разыскиваемый преступник Роберт Блэк может как-нибудь зайти на чай. Впрочем, ему и самому это в голову не приходило.
- Что ты здесь делаешь? – осторожно спросил он, глядя, как Сэм успокаивает родителей. – Ты разве не в бегах?
- Вот, перебрался в Лондон, в свой дом. А зашёл, чтобы забрать тебя с собой. Ты же вроде как был не против со мной жить? – неуверенно добавил крёстный.
- Конечно, нет! – обрадовался Дин. – Сейчас соберу вещи! А чего ты сюда приехал? Тут вроде как небезопасно, и тебя узнать могут…
- Дин, здесь не место для этого разговора. Я всё тебе расскажу, когда мы будем у меня дома.
- А там… точно можно жить? – засомневался Дин, вспомнив свой последний визит на площадь Гриммо. Тогда квартира больше напоминала свалку краденого, устроенную в доме, брошенном владельцами после пары погромов.
- Мы наводим там порядок, - заверил его Бобби.
- Мы?
- Дин, пожалуйста, поторопись. Меня могут обнаружить.
- Кто это – мы? – Дин не тронулся с места.
- Несколько друзей, которые помогают мне обживать дом. Дин, я тебе всё объясню, когда мы будем на месте.
- Ладно, - нахмурился Дин. – Я сейчас. Пойду дам Сэмми адрес.
- Ты не сможешь.
- Что? Почему?
- На доме стоит новая защита. Теперь войти в него может лишь тот, кому назовёт его местонахождение Хранитель тайны. Вот, держи, - Бобби протянул крестнику бумажку, на которой был написан давно знакомый ему адрес.
- Бред какой-то, - буркнул Дин. – Я же там уже был.
- Некогда объяснять, Дин. Пожалуйста, собери вещи. Я достану бумажку с адресом для Сэма.

В прихожей дома номер 12 на площади Гриммо пахло сыростью, пылью и чем-то гнилым, сладковатым – как и в прошлый раз, когда Дин сюда заходил. Никак нельзя было сказать, что этот дом кто-то обживал.
- Идём, - шепнул ему Бобби. – Постарайся не шуметь.
- Мы не поздороваемся с твоей мамой? – шёпотом удивился Дин. Он помнил, что в прихожей висел крайне разговорчивый портрет миссис Блэк, с которым в прошлый раз он умудрился сначала поругаться, а потом, когда он помог домовику Кикимеру исполнить последнюю волю его любимого хозяина Регулуса Блэка, вполне мирно обсудить некоторые вещи, в частности, то, как Бобби позорит славный дом Блэков, что было довольно смешно. Старуха просто была нарисована для того, чтобы её троллили. Но сейчас место, где висел портрет, было занавешено. Бобби посмотрел на него, как на умственно отсталого, и потащил прочь из прихожей.
Зазвучали торопливые шаги, и в дальнем конце коридора показалась Элен Харвелл, и Дин вздохнул с облегчением – слава богу, таинственный друг Бобби, помогающий ему обживать дом, оказался ему хорошо знаком. Она поспешила к ним, лучась радушием, но Дин заметил, что со дня их последней встречи она похудела и побледнела.
— Ах, Дин, как я рада тебя видеть, — прошептала она, стиснув его так, что ребра затрещали. Потом отодвинула на расстояние вытянутой руки и принялась критически изучать. — У тебя нездоровый вид. Тебя надо подкормить хорошенько, но ужина придется немножко подождать, — так она говорила каждый раз, когда видела Дина. Возбужденным шепотом она обратилась к Бобби: — Он только что явился, собрание началось.
Бобби кивнул и направился к двери, из которой только что вышла Элен. Дин потянулся за ним, но Элен его придержала.
— Нет, Дин, собрание — только для членов Ордена. Рон и Гермиона наверху, на третьем этаже, первая дверь справа, ты подожди с ними, пока оно закончится, и тогда будем ужинать.
- Какого Ордена? – удивился Дин. – Что здесь делают Рон и Гермиона?
Но Элен только подтолкнула его к лестнице и вернулась в комнату.
Дин поднялся на третий этаж, пересек грязную лестничную площадку, повернул дверную ручку спальни, сделанную в виде змеиной головы, и открыл дверь.
Он попал в мрачную комнату с высоким потолком и двумя кроватями.
- Дин! – обрадованно воскликнула Гермиона. – Наконец-то!
- Вы меня ждали? – удивился Дин, пожимая руку Рону. – Что вы здесь вообще делаете? Что здесь происходит? Что за Орден?
- Это тайное общество, - Гермиона начала объяснять с конца. – Оно включает тех, кто верит, что Волдеморт вернулся. Несмотря на то, что пишут в газетах.
- О, - Дин приятно удивился. – И таких много? И почему я об этом не знал?
- Небезопасно об этом говорить, Дин, за пределами этого дома. Мы точно не знаем, сколько в Ордене народу… они приходят и уходят. Но немало.
— Мы знаем человек двадцать, — сказал Рон, — но думаем, что есть и другие.
- А кто ещё есть из знакомых? Кас тоже здесь?
- Нет, его нет. Из школы здесь только мы, Джо, Фред и Джордж, и ещё… кое-кто.
- Кто?
- Кроули.
- Кроули? – изумился Дин. – Кроули?
- Ну да. Видишь, какие разные люди верят, что…
- Поверил он, как же! – саркастически воскликнул Дин. – Да он сам Пожиратель смерти, пособник Волдеморта, уж конечно, он знает, что желтоглазый вернулся!
- Он двойной агент…
- Это я уже догадался. Ждёте, пока он вас сдаст?
- Дин, Дамблдор считает, что ему нужно верить.
- Дамблдор? – замер Дин. – Дамблдор… здесь?
Дамблдор, директор школы волшебников Хогвартс, которого почти никто никогда не видел! Дин вообще считал его выдумкой.
- Он… вроде как глава Ордена, - неуверенно ответил Рон. – Правда, мы сами его не видели, и не знаем, кто видел… Но он вроде как передаёт через кого-то указания.
- Маразм какой-то, - Дин плюхнулся на кровать. – Вами управляет несуществующий чувак, а ещё тут ошивается поклонник Волдеморта. Очень мило. Что-то я уже не так уверен, что здесь лучше, чем у Дурслей.
- Дин, Дамблдор существует, - твёрдо сказала Гермиона.
- Конечно, он разъезжает на единороге и рассовывает рождественские подарки по носкам.
- Единорогов-то ты видел, - напомнил Рон. – Мы же их проходили.
- А да, точно. Так чем вы тут занимаетесь вообще?
- Мы всего не знаем… Нас не пускают на собрания, потому что мы несовершеннолетние…
— Но, понимаешь, Фред и Джордж изобрели Удлинитель ушей, — сказал Рон. — Очень полезная штука.
— Чего Удлинитель?
— Ушей, ушей. Правда, в последнее время пришлось перестать подслушивать: мама узнала и устроила жуткий скандал. Фред и Джордж теперь прячут все свои Удлинители, чтобы мама не выбросила. Но до этого мы хорошо ими попользовались. Мы знаем, что некоторые члены Ордена следят за выявленными Пожирателями смерти, ведут их учет…
— Другие набирают в Орден новых членов, — подхватила Гермиона.
— А третьи что-то стерегут, — сказал Рон. — Там все время идут разговоры об охране.
- Тогда зачем вы здесь торчите, если вас не пускают на собрания? Или вы просто зашли поздороваться?
— Мы очищаем дом, ведь он пустовал много-много лет и здесь чего только не завелось. Кухня и большая часть спален уже готовы, завтра займемся гостиной. Может, показать тебе твою… А-а-а!
С двумя громкими хлопками посреди комнаты возникли из ничего близнецы Фред и Джордж, старшие братья Рона.
— Да перестаньте же наконец, — устало сказала Гермиона. – Когда вы уже наиграетесь с трансгрессией?
- Подслушиваете? – спросил Рон, кивая на какой-то длинный, телесного цвета шнур в руках Фреда. — Если мама опять увидит…
— У них большое собрание, ради этого стоит рискнуть, — сказал Фред.
Дверь открылась, и появилась младшая сестра Рона, Джо.
- Привет, Дин! – улыбнулась она. Потом она повернулась к Фреду и Джорджу: — С Удлинителем ушей ничего не получится, она наложила на кухонную дверь Заклятие недосягаемости.
- Жаль. Там сейчас Кроули отчитывается. Секретность — ух!
— Подлюга, — лениво проговорил Фред.
— Он сейчас на нашей стороне, — с укоризной сказала ему Гермиона.
Рон и Дин дружно фыркнули.
— Атас!
Фред с силой потянул на себя Удлинитель ушей. Раздался новый громкий хлопок, и они с Джорджем исчезли. Спустя несколько секунд в дверях спальни появилась Элен.
— Собрание закончилось, идите вниз ужинать. Всем не терпится тебя увидеть, Дин.

Глава 2. Гости

— Фред, Джордж… Ну почему не в руках?! — крикнула Элен.
Дин и Бобби, уже севшие за стол, обернулись и миг спустя дружно нырнули под стол. Фред и Джордж приказали большому котлу с тушеным мясом, железной фляге со сливочным пивом, массивной доске для резки хлеба и лежащему на ней хлебному ножу отправиться к ним своим ходом. Закопченный котел проскользил по всему столу и резко остановился у самого края, оставив на деревянной поверхности длинную черную полосу. Фляга со звоном упала, расплескав повсюду свое содержимое. Нож соскользнул с доски и воткнулся, зловеще подрагивая, в стол в точности там, где пару секунд назад лежала правая ладонь Бобби.
— Ради всего святого! — взмолилась Элен. — Ну зачем было это делать?.. Нет, с меня довольно. Если вам теперь семнадцать и можно использовать волшебство, это не значит, что надо махать палочками направо и налево!
— Мы просто время хотели сэкономить! — объяснил Фред. Бросившись к ножу, он не без труда выдернул его из стола. — Прости, Бобби, дружище… Мы не хотели…
— Ни один из ваших братьев ничего подобного не делал! — бушевала Элен. Она с размаху поставила на стол новую флягу сливочного пива и пролила почти столько же. — Билл не считал нужным трансгрессировать через каждые пять шагов! Чарли не пробовал заклинания на всем, что попадалось под руку! Перси…
Она резко умолкла и испуганно, уткнувшись в тарелку.
— Давайте же есть, — быстро предложил Билл.
— Вид страшно аппетитный, Элен, — сказал Руфус и, положив на тарелку тушеного мяса, передал ей через стол.
- Что случилось? – едва слышно спросил Дин у Бобби. – Перси же не… погиб?
Бобби покачал головой.
- Ушёл из семьи по идеологическим разногласиям, - так же тихо ответил он. – Он человек Фаджа и не верит, что Тот-кого-нельзя-называть вернулся.
— В шторах в гостиной полно докси, — нарочито бодро сказала Элен. — Может, завтра попробуем ими заняться?
— У меня просто руки чешутся, — ответил Бобби. Дин посмотрел на него с сочуствием – сидя взаперти и не имея других занятий, кроме как борьбы с докси, недолго и свихнуться.
- Зачем я здесь? – спросил Дин крёстного, когда Элен заговорила с кем-то другим. – Тоже для очистки дома?
- Нет… Знаешь, некоторые, - Бобби покосился на Элен, - предпочли бы тебе не говорить, но я думаю, ты должен знать… Возможно, некоторые… гм… представители Министерства… хотели бы, чтобы ты замолчал. Перестал рассказывать, что Волдеморт вернулся.
- Что? – изумился Дин. – Да ну! Если со мной что-то произойдёт, это вызовет подозрения.
- “Что-то произойдёт” бывают разные, - туманно ответил Бобби.
- Но тогда… Сэмми в опасности! – воскликнул Дин.
- Мы позаботились об этом, - заверил его Бобби. Тут к ним повернулась Элен.
- О какой это опасности вы говорите? – подозрительно спросила она. – Бобби, надеюсь, ты не думаешь взболтнуть лишнего при детях?
- Дин не ребёнок, Элен, - нахмурился Бобби.
— Но и не взрослый! — Щеки женщины зарделись. — Он — не Джон, Бобби!
— Спасибо, Элен, но я неплохо представляю себе, кто он такой, — холодно ответил Бобби, резко поднявшись из-за стола. – Спасибо за ужин, - и он стремительно вышел из комнаты.
- Он не любит говорить о Джоне, - с мягким укором заметил Руфус. – Ты же знаешь это, Элен.
- Он и твоим другом был тоже, - буркнула она в ответ. – Но ты можешь спокойно переносить упоминания о нём. А Бобби лишь бы найти предлог, чтобы… чтобы посуду не мыть. О чём он говорил, Дин?
- Он ничего не успел сказать, - Дин не скрывал недовольства. Впрочем, он всегда может поговорить с Бобби наедине, дом не маленький.

И точно, он увиделся с крёстным, когда шёл в свою комнату. Правда, сказать он ничего не сказал, просто протянул какую-то бумажку и ушёл. Дин думал, там какая-то записка, но это оказался лишь адрес дома – площадь Гриммо, 12. Ах да, это адрес для Сэма, чтобы он мог зайти. Надо было попросить и для Каса такую же. Дин даже заколебался – кому из двух лучших друзей отправить эту бумажку, но решил, что отправит Сэму, как и собирался, а Кас живёт в двух шагах от Бобби, Дин и сам может к нему зайти. Нацарапав письма для обоих, Дин стал ждать, пока все уснут.
Когда в доме всё стихло, он накинул мантию-невидимку и направился к выходу.
Кас ждал его.
- Привет, - улыбнулся он. – Здорово, что ты приехал.
Дин уселся на диван в гостиной.
- Чем будешь угощать? – весело спросил он. – А то у нас атмосфера за ужином была так себе…
Вдруг раздался стук. Оба парня замерли и обернулись к дверям.
- Ещё кого-то ждёшь? – напряжённо спросил Дин. Кас покачал головой и осторожно подошёл к дверям, выглядывая в глазок. Издав удивлённый возглас, он открыл дверь. В дом вошёл… министр магии Михаил Фадж.
Дин на всякий случай выхватил палочку – во-первых, министр мог быть поддельным, во-вторых, у него и к настоящему министру дружеских чувств было мало.
- Здравствуйте, мистер Винчестер, - улыбнулся Фадж. – Мистер Новак.
- Что вам нужно? – нахмурился Кас.
- Поговорить с мистером Винчестером.
- Как вы узнали, что я здесь?
- Мне любезно сообщил об этом мистер Новак, - продолжал улыбаться министр. – Мистер Новак-старший. Он фигура значительная, и, конечно, за его домом установлено наблюдение…
- Что вам нужно? – грубо спросил Дин, вспомнив предостережения Бобби. Но что может сделать ему один человек?
- Поговорить с тобой, Дин, только и всего. Наедине.
- У меня типа нет секретов от Каса.
- Боюсь, я вынужден настаивать, - мягко сказал Фадж.
- Ладно, - неожиданно согласился Дин. – Я только отведу Каса в комнату и прослежу, чтобы… неважно. Ждите здесь. И ничего не трогайте руками, - Дин потащил Каса в спальню и, закрыв за собой дверь, накинул на него мантию-невидимку и жестами показал, чтобы тот оставался в гостиной и слушал их с Фаджем разговор.
Когда он вернулся, министр сидел на диване, не только ничего не трогая, но даже не глядя по сторонам.
- Я рад, что так быстро смог найти тебя Дин, - начал он.
- Ближе к делу, - оборвал его Дин, садясь в кресло и держа палочку наготове.
- Как скажешь. Дин, мне известно, что ты общаешься с людьми, объединёнными в некую организацию и считающими себя исполнителями воли Дамблдора.
- Мне ничего такого не известно, - заявил Дин.
- Не суть. Дело в том, что на самом деле с Дамблдором общаюсь только я, - Фадж внимательно смотрел на Дина, ожидая удивления, восторга, сомнения или чего-нибудь там ещё. Дин зевнул.
- Я не верю в существование Дамблдора, - сказал он. – И, даже если он существует, мне всё равно, с кем он общается.
Министр нахмурился. Разговор явно шёл не так, как он планировал.
- Это всё? – поинтересовался Дин.
- Нет, - решился Фадж. – Есть ещё кое-что. Дин… что ты знаешь о крестражах?
- Что? – на этот раз Фаджу удалось застать его врасплох. – О крестражах? Кое-что знаю.
Министр тоже удивился. Кажется, сегодня он перевыполнил норму по удивлению на месяц вперёд.
- Знаешь? – растерянно спросил он.
- Да, - подтвердил Дин. – Кое-что.
- Тогда, возможно, тебя не удивит известие о том, что у Того-кого-нельзя-называть были свои крестражи. Несколько.
- Не удивит, – кивнул Дин.
- Значит, эта организация… в которой ты состоишь… теоретически… тоже занимается поиском и уничтожением крестражей?
Дин задумался. Стоит ли говорить Фаджу правду?
- Стоп, - опомнился он. – То есть вы не оспариваете тот факт, что Волдеморт вернулся?
- Дамблдор считает, что это событие лучше замолчать, чтобы не вызвать у населения паники и просто уничтожить крестражи.
- И заодно провести в прессе кампанию против тех, кто говорит правду.
- Дин, - министр нахмурился, - это вынужденные меры. Но я надеюсь, что ты перейдёшь на нашу сторону. Ты сразу будешь оправдан по всем статьям.
Дин хмыкнул. Он бы и сам не хотел распространяться о возвращении желтоглазого, но Сэм предпочёл сказать правду, а Дин всегда будет на стороне Сэма.
- Я уничтожил все крестражи, - решился он. – Все шесть. Передайте это своему воображаемому Дамблдору.
- Что? – у министра отвисла челюсть. – Что?
- То, - буркнул Дин. – Ещё что-нибудь?
- Мне… нужно идти, - поднялся Фадж. – Проконсультироваться… с Дамблдором. Я найду тебя позже, Дин.
- Всего хорошего, - угрюмо ответил Дин. – Чао.
Когда дверь за министром закрылась, Кас скинул с себя мантию.
- Ты сказал ему? – с любопытством спросил он. – Почему ты передумал? Надеюсь, теперь они просто найдут его и убьют… раз они знают правду…
- Вот гады! – воскликнул Дин. – Двуличные сволочи! Знают правду и скрывают… Да я…
Тут в песочных часиках, стоявших на столе, весь песок пересыпался в нижнюю половину, и они засветились. Кас опрометью кинулся в сторону кухни. Дин, недоумевая, поспешил за ним. Когда он вошёл на кухню, Кас ставил на стол румяный пирог. Здоровенный пирог. Вишнёвый пирог. Фаджи и крестражи мгновенно вылетели у Дина из головы.
- Я поставил его печься, когда ты написал, что придёшь, - робко сказал Кас. – Будешь какао?
- Какао для девчонок, - пробурчал Дин, не отрывая взгляда от пирога, но смягчился: - Тащи его сюда.

Начиная со следующего дня, Дин впрягся в обычные трудовые будни в доме Блэков. Он занимался “обживанием” дома, министр больше не изъявлял желания с ним пообщаться, да и Кас волновался сверх меры всякий раз, когда Дин к нему заходил, зная, что здесь Дина можно обнаружить. В итоге Дин достал для Каса бумажку с адресом дома крёстного, чтобы тот смог заходить сам.
В тот день Дину удалось застать Бобби одного. Он стоял в ещё не затронутой бурной деятельностью гостей комнате, рассматривая какой-то гобелен.
Гобелен выглядел немыслимо старым. Он сильно выцвел, и местами его проели докси. Но золотая нить, которой он был вышит, блестела достаточно ярко, чтобы видно было ветвистое родословное дерево, берущее начало, насколько Дин мог понять, в глубоком Средневековье. На самом верху гобелена крупными буквами значилось:
«БЛАГОРОДНЕЙШЕЕ И ДРЕВНЕЙШЕЕ СЕМЕЙСТВО БЛЭКОВ»
Чуть пониже девиз:
«Чистота крови навек»
— А тебя здесь нет! — воскликнул Дин, внимательно изучив нижнюю часть дерева, относящуюся к более позднему времени.
— Я вот где был, — Бобби показал на маленькое круглое обугленное отверстие в ткани, точно прожженное сигаретой. — Моя дорогая мамаша меня отсюда выжгла, когда я сбежал из дому. Кикимер очень любит про это тихонечко бормотать.
— Ты сбежал из дому?
— Да, в шестнадцать лет. Решил, что с меня хватит.
— И куда ты отправился? — спросил Дин, глядя на него во все глаза.
— К твоему отцу, — сказал Бобби. Он улыбнулся, будто вспоминая что-то очень хорошее, а потом резко нахмурился, словно хорошие воспоминания сменились плохими. – Да, мы с ним были не разлей вода, пока он не женился.
- Что? – удивился Дин. – Вы с мамой не ладили?
- Почему? – Бобби тоже удивился. – Ладили, конечно. Прекрасная была женщина. Я к ней отношусь с большим уваженим. Просто, э… когда человек женится, Дин, всё меняется.
- А ты когда-нибудь собирался жениться? – поинтересовался Дин.
- Я? – Бобби засмеялся. – Нет. Никогда.

Глава 3. Седьмой крестраж.

Как-то Дина разбудил ворвавшийся в комнату Сэм.
- Ты только посмотри на это, - возмущённо восклицал он, помахивая какими-то бумагами. – Наше слушание должно было состояться 28 августа! И его отложили, видите ли, в связи с чрезвыйчайными происшествиями! Им якобы надо срочно кого-то посудить! Я этого так не оставлю!
- Ладно тебе, - зевнул Дин, садясь в постели. – Если перенесут на сентябрь, можно будет смыться с уроков на законных основаниях. А как ты сюда добрался в такую рань?
- Рань? Дин, уже двенадцатый час. Все давно уже занимаются домом, один ты спишь.
- Мы вчера засиделись с Касом, - Дин зевнул ещё шире. – Он мне пирога принёс.
- Засиделись? – удивился Сэм. – Он ведь в обед пришёл. Что вы делали всё это время?
- Ты так говоришь, как будто мы сидели и чаи распивали! – возмутился Дин. – Мы большую часть этого времени чистили дом вместе во всеми.
- У него что – других дел нет?
- Почему нет? – обиделся за друга Дин. – Есть. Но вот именно вчера – не было. А сегодня он, может, вообще не зайдёт.
Едва он это сказал, дверь его комнаты распахнулась, и вошёл Кас.
- Доброе утро, Дин, - сказал он. – Сэм.
По его взгляду Дин понял, что он хочет ему что-то сказать не при Сэме. Он удивился, пытаясь вспомнить, о чём таком они могли не сообщать Сэму, но вежливо выставил брата за дверь. Кас протянул ему письмо.
Дин пробежал его глазами. В письме Михаил Фадж просил мистера Кастиэля Новака устроить ему ещё одну встречу с мистером Дином Винчестером под сенью его гостеприимного дома.
- Я думал, он всё узнал, что хотел, - удивился Дин. – Ладно, я зайду.
- Дин, это может быть…
- Кас, я хочу есть и ничего не понимаю из того, что ты говоришь, потому что слышу запах жареной курицы.

- И снова здравствуй, Дин, - улыбнулся министр.
- Давно не виделись, - буркнул Дин.
- Я перейду сразу к делу. Итак, будь любезен, ответь на вопрос: сколько крестражей Того-кого-нельзя называть ты уничтожил?
- Все шесть, - неохотно ответил Дин.
- И все они были неодушевлёнными предметами?
- Нет, была ещё… было одно животное.
- А ты никогда не задумывался, почему крестражей было именно шесть?
- Понятия не имею, - Дин пожал плечами. – Может, это его счастливое число?
- Видишь ли, Дин… Нам известно, что Тот-кого-нельзя-называть собирался создать семь крестражей.
- Ну и? Не создал же, - в этом Дин был абсолютно уверен. Волдеморт сам назвал ему все свои крестражи, думая, что Дин умирает.
- Ты ведь знаешь, что для создания крестража неободимо совершить… убийство?
- Ну.
- Тогда, возможно, ты догадывался, что свой лучший, седьмой крестраж Тот-кого-нельзя-называть собирался сотворить, убив тебя.
- Чё? – нет, это Дину даже в голову не приходило.
- Так вот, Дин… Тот-кого-нельзя-называть всё-таки убил двоих в тот вечер. И мы считаем… мы знаем, что ритуал, проведённый им заранее, был завершён. Таким образом, крестраж был создан.
- И что это, по-вашему? – нахмурился Дин.
- Не что, а кто. Это ты, Дин.
- Что? – Дин потерял дар речи. Он – крестраж? Как это могло произойти? – Так я что… меня нужно убить, значит?
Фадж сокрушённо закивал.
- Мне очень жаль, Дин. Конечно, я не хотел вываливать на тебя этот груз. Но своим достойным поведением ты доказал свою готовность взять на себя ответственность…
- Вы долго текст заучивали? – поморщился Дин. – Что же вы меня не убили, если я крестраж?
- Так вышло, Дин, что уничтожить крестраж в тебе может только Тот-кого-нельзя-называть.
- То есть меня может убить только Волдеморт?
- Именно.
Дин почесал затылок.
- А если меня убьёт кто-нибудь другой, то что?
Фадж насупился.
- Тебе нужно осмыслить всё, что я тебе рассказал, - заторопился он. – Побудь наедине с собой. Я пойду… не предпринимай ничего. Мы сами всё устроим. Если у тебя есть какие-то желания… обращайся прямо ко мне, я распоряжусь. Может быть, ты хочешь чего-нибудь прямо сейчас?
- Да, - вспомнил Дин. – Мне нужна фасоль Тентакула.
- Она вроде внесена в список запрещённых артефактов, - осторожно сказал министр, уже стоя у двери. – Зачем…
- Давайте без лишних вопросов, - огрызнулся Дин. – Целый ящик пришлите. По этому адресу. На имя Каса. И валите уже, всё, - он закрыл за Фаджем дверь и устало потёр лоб.
- Я раздобыл для тебя фасоль, которая тебе нужна, Кас, - весело сказал он.
- Дин, это не смешно, - Кас снял мантию-невидимку.
- Думаешь, ему можно верить? – спросил Дин, изображая легкомысленность.
Кас потупил взгляд.
- Кас, ты что-то знаешь? – Дин мгновенно посерьёзнел.
- Я давно это подозревал, - признался Кас, не глядя другу в глаза. – С того момента, как ты мне рассказал о крестражах.
- Подозревал? А почему же мне не сказал?
- Потому что я не был уверен, Дин! – Кас поднял на него полный отчаяния взгляд. – Потому что я не хотел, чтобы ты умирал! Потому что убийство Того-ко… Волдеморта не стоит такой жертвы!
- Не стоит такой жертвы? – изумился Дин. – А жизней всех тех, кого он убивает по пути, значит, стоит? Лучше, что ли, если они умрут, а я буду жив?
- Можно ведь посадить его в тюрьму, - упирался Кас. – Он будет страдать вечность. Или пока ты не умрёшь от старости.
- Что ты несёшь, Кас! – Дин чуть не задохнулся от возмущения. – Да я не смогу спокойно жить, пока он жив!
- Знаю, - обречённо сказал Кас. – Потому ничего и не говорил.
- Я так понимаю, ты начнёшь меня убеждать не принимать предложение Фаджа.
- Он пока ничего не предложил, - вскинулся Кас. – Может, он тоже хочет засадить Волдеморта в тюрьму. Как Гриндевальда.
- Ну, а если бы предложил, что бы ты сказал?
- Что я против, - твёрдо сказал Кас.
- Ага, понятно. Ну что ж, будем ждать, чего они там от меня захотят, - небрежно пожал плечами Дин. – Ладно, я пойду к Бобби, он хотел со мной о чём-то поговорить наедине. Забегай вечерком.
- Подожди минуту, - попросил Кас. – Я хочу тебе кое-что отдать, это срочно, - и он выбежал из комнаты.
Его не было минут двадцать, и Дин, потеряв терпение, вышел на крыльцо.
Конечно, у него не планировалось никакого разговора с Бобби. Конечно, он не собирался ждать решения Фаджа. У него был свой план. И хорошо, что Кас об этом не догадался. Он бы попытался ему помешать. Глупый добрый Кас. Улыбнувшись, Дин трансгрессировал к Министерству магии.

- Цель посещения? – не поднимая головы, спросил служащий Министерства за столиком регистрации.
- Мне нужен Люцифер Малфой.
- Мистер Малфой не принимает без записи, - служащий по-прежнему не поднимал на Дина взгляд.
- Ну так скажите ему, что его хочет видеть Дин Винчестер по срочному делу.
Служащий вздрогнул и поднял на Дина испуганный взгляд.
- С-сейчас сообщу, - дрогнувшим голосом сказал он и потянулся к ящику с бумажными самолётиками.
«Этот не из поклонников, - раздосадованно подумал Дин. – Этот начитался статей про то, что мы с Сэмом мастера что-нибудь выдумать».
Вскоре после того, как служащий отправил в приёмную Малфоя самолётик, за Дином пришла женщина в тёмно-зелёной мантии.
- Здравствуй, Лилит, - заискивающе улыбнулся ей служащий. Она полностью проигнорировала его – так же, как он сам поначалу игнорировал Дина.
- Мистер Винчестер, - холодно, без претензии на обаятельность улыбнулась она. – Прошу следовать за мной, мистер Малфой сейчас вас примет.
Служащий протянул ему значок «Приём у Л.Малфоя» и пропустил внутрь.

- О, это вы, мистер Винчестер, - Люцифер Малфой улыбнулся намного обаятельнее своей подчинённой и поднялся из-за стола. – Миссис Кроули, вы можете быть свободны.
- Миссис Кроули? – Дин был так шокирован, что даже забыл о цели своего визита и едва дождался, пока Лилит выйдет за дверь. – Это его… родственница?
- Если вы говорите о Северусе Кроули, то это его жена, - внимательно посмотрел на него Малфой. – Но вы ведь здесь не за тем, чтобы обсуждать своего профессора, полагаю?
- Не за тем, - Дин заставил себя успокоиться. – На самом деле мне вообще нужно поговорить не с вами.
- С кем же? – Малфой приподнял бровь.
- С Волдемортом.

Малфой опешил и сделал шаг назад.
- Мистер Винчестер!..
- Я был на кладбище и видел вас среди Пожирателей смерти, - нетерпеливо сказал Дин. – Я знаю, вам известно его местонахождение. Я знаю, что и он хочет до меня добраться. Я не собираюсь никому о вас заявлять. Я даже не собираюсь возвращаться оттуда живым. Всё, что мне нужно – увидеться с Волдемортом.
- Зачем вам это нужно? – нахмурился Малфой.
- Не ваше дело.
- Мне… мне нужно…
- Да, давайте, идите, договаривайтесь, только дайте мне бумагу и перо. Мне нужно написать пару писем.

- Тёмный Лорд ожидает вас, мистер Винчестер, - сказал Люцифер Малфой, выходя из камина и отряхивая мантию.
- Окей. Могу я воспользоваться парой министерских сов? Мне нужно отправить три письма.
- Совятня на третьем уровне, мистер Винчестер. Возьмите, это портал. Он активируется через пятнадцать минут. Надеюсь, вас кто-нибудь встретит по дороге. Не хотелось бы быть последним, кто видел вас в живых.

- Привет, Том, - Дин отбросил в сторону ставший ненужным портал и демонстративно сунул руки в карман, даже не доставая палочку. – Выглядишь неважно.
Единственное, чего он сейчас боялся – это что Волдеморт захочет оставит его в живых, чтобы ставить какие-нибудь опыты, или чтобы продемонстрировать «сломленного героя» миру, или ещё для чего похлеще.
Но желтоглазому магу в голову не пришло ни попытать сдающегося героя, ни узнать, зачем он явился, ни даже ответить на приветствие. Он, видимо, ожидая какого-то подвоха, поднял палочку и воскликнул:
- Авада Кедавра!
И Дин умер.

Глава 4. После смерти

С недоумением озираясь, Дин подумал «Загробная жизнь существует!»
Вернее, начал думать. Потому что, как бы быстра ни была мысль, то, что вернуло его, было ещё быстрее: не прошло и мгновения, а он снова находился в комнате, в которой его убили. Здесь, кажется, прошло больше времени, потому что Волдеморт уже успел склониться над его валяющимся на полу телом.
Мысль «Я призрак?» Дин тоже не успел додумать, потому что, увидев, как он пошевелился, Волдеморт в ужасе отпрянул.
Мысль «Так уничтожен ли крестраж во мне?» Дин начал обдумывать, уже произнеся «Авада кедавра!» Но и её додумать он не успел. Всё резко потемнело, и он умер ещё раз.

Очнулся он в больничной палате. Наверное, палата была как-то магически настроена на то, чтобы сообщать персоналу, что пациент очнулся, потому что, не успел он сесть на кровати, тут же вбежала целая армия колдомедиков, наперебой начавших задавать вопросы о его самочувствии и вливать в него какие-то зелья. На элементарный вопрос Дина «Как я сюда попал?» никому почему-то не пришло в голову ответить, но краем уха он услышал «Дурсли и Харвеллы просили сообщить, когда он очнётся. Отправьте им сов» и немного успокоился. Придёт Сэм и всё объяснит. И Кас, наверное. Он наверняка обиделся за то, что Дин его обманул, даже вон не просил ему сообщить, когда он очнётся, но, может, он попросил Сэма ему сказать?
- Вам что-нибудь нужно? – спросила у него девушка-колдомедик.
- Газету, - там наверняка уже всё написано – и про Дина, и про Волдеморта. Наверное, желтоглазый всё-таки подох, раз Дин здесь.
- Не положено, - твёрдо ответила девушка.
- Как я сюда попал тогда, мне кто-нибудь скажет?
- Вас доставили.
- О, спасибо за такую ценную информацию, - ехидно ответил Дин. – А что со мной?
- Ещё неизвестно.
- Отлично, - с раздражением сказал Дин. – А когда меня выпишут?
- Это тоже пока неизвестно.
- Очешуеть. Могу я поговорить с кем-нибудь, кто что-нибудь знает?
- Дин! – в палату влетел Сэм, и Дин вздохнул с облегчением. Сэм кинулся обнимать брата. – Дин, ты жив! Слава богу!
- Сэм, - Дин заулыбался. – Ты-то мне хоть расскажешь, что здесь происходит?
- Вообще-то, я от тебя жду объяснений. Зачем ты попёрся к Волдеморту в логово? Никому ничего не сказал!
- Он мёртв?
- Мёртв.
Дин с облегчением откинулся на подушки и закрыл глаза.
Всё.
Он достиг главной цели в жизни. Отомстил за родителей.
Сэм пихнул его в бок:
- Рассказывай.
- Да что тебе непонятно? – недовольно спросил Дин. – Я пошёл убить Волдеморта. Убил. Потерял сознание и как-то попал сюда. Всё.
- Ты убил его? – удивился Сэм. – Наверное, не так понял. Его убил Люцифер Малфой.

- Что? – непонимающе уставился на него Дин. – Его там вообще не было.
- Да, он прятался, выжидая. И когда Волдеморт напал на тебя, он защитил тебя и убил его, воспользовавшись тем, что он был ослаблен.
- Что? – снова спросил Дин. – Но Волдеморт убил меня!
- Дин, ты бредишь.
Дин со стоном опустился на подушки.
- Так что, Малфой загрёб себе все лавры?
- Дин, он спас тебе жизнь. Он принёс тебя сюда полуживого, он…
- Так, а Волдеморт точно мёртв вообще? Или все поверили ему на слово?
- Точно. Люцифер немедленно вызвал на место мракоборцев.
- Сэм. Это я убил Волдеморта. Люцифера там не было. Не знаю, где он там прятался, но он меня не спасал. Он убил меня, Волдеморт, но я воскрес и убил его. А потом меня огрело каким-то проклятием – наверное, Малфой его и наслал, чтобы получить всю славу! Может, он вообще рассчитывал, что я от него умру!
- Дин, ты не в себе. Как ты мог воскреснуть?
- Я не знаю, как, Сэм. Сегодня я узнал, что я седьмой крестраж. Мне сказал это министр. Наверное, поэтому я и не до конца умер – может, умерла только часть меня или типа того.
- Сегодня?
- Я что, больше суток здесь провалялся? Тогда вчера.
- Дин, сегодня 31 августа. И министр, кстати, уже не Фадж. Или ты о новом министре?
- 31 августа? – переспросил Дин. – Капец. Чем же он меня шарахнул? И кто новый министр? Надеюсь, не…
- Люцифер Малфой.
- Вот подлина, - Дин закрыл лицо руками. – Как всё провёл, зараза!
- Кстати, слушание наше отменено. Газеты под давлением Малфоя публично написали опровержения всех тех гадостей, что писали о нас. И выплатили нам неплохую компенсацию. Тебе стоит сказать ему спасибо, Дин.
- Да ни в жисть, - мрачно сказал Дин. – Пусть утрётся.
- Мне нужно ехать в Хогвартс, - сказал Сэм. – Я смогу снова прийти только на выходных. Надеюсь, тебе станет получше, и ты всё вспомнишь.
- Я всё помню, - зарычал Дин. – Приходи, когда поймёшь, что я говорю правду.

Сэм появился вечером пятницы.
- Ну как ты? – спросил он.
- Я прекрасно, - мрачно ответил Дин, немного разочарованный, что Сэм пришёл один. – Но меня в упор не выпускают. Якобы что-то проверяют. Наверняка Малфой им велел меня изолировать.
- Дин, ты продолжаешь настаивать, что он…
- Сэм, послушай, я тебе всё расскажу по порядку. Слушай и не перебивай. Если ты и после этого мне не поверишь, дело твоё. Просто послушай.

Выслушав, Сэм озабоченно побарабанил пальцами по тумбочке. Не дожидаясь его реакции, Дин спросил:
- А Кас на меня дуется, да? Он мне не прислал ни одной совы, пока я тут лежал.
- Ах да, ты же не знаешь…
- Не знаю чего? – насторожился Дин.
- Извини, Дин, я забыл тебе сказать. Кас тоже лежит здесь.
- Что?!
- Его нашли в комнате, соседней с той, где Малфой… где ты… короче, где всё произошло. И его до сих пор не выписали, по крайней мере, в школе он не появлялся…
- Почему я ничего не знал? – возмущённо спросил Дин, спрыгивая с кровати. – Почему ты мне не сказал? Где его палата? Он-то почему ко мне не зашёл?
- Дин, он в коме. Ну, был в коме. Когда я к тебе заходил, и к нему заглянул. Видимо, его задело тем же проклятием, что и тебя. Но почему-то он не так быстро приходит в себя. Если вообще приходит.
- Что за хрень! – Дин направился к выходу. – Как он мог там оказаться? Почему ты мне не сказал? Почему ему хуже, чем мне? Где его палата?
- Дин, я хотел обсудить то, что ты мне сказал.
- К чёрту, я сказал всё, что хотел. Где палата Каса?

Кас всё ещё был в коме.
- Блин, Кас, как же ты там оказался? – пробормотал Дин, подходя ближе. – Чёрт, Сэм, у него такой несчастный вид!
- Да, очень. Ты помнишь что-нибудь из того, что было после твоей смерти? Загробный мир или типа того?
- Ничего я не помню, Сэм! Там вроде как было всё белое. Что колдомедики говорят про Каса?
- Дин, я не спрашивал у них про Каса. Меня как-то больше интересовал мой брат. Думаешь, ты был в раю?
- Я ничего не думаю. Мы можем об этом потом поговорить? Я хочу найти какого-нибудь колдомедика и спросить про Каса.
- Я тогда, пожалуй, пойду, знаешь ли, - с непонятной обидой сказал Сэм. - Уже поздно. Я завтра вернусь. Кстати, Бобби передавал привет. Он жалеет, что сам не может прийти.
- Да, он писал мне,- нетерпеливо сказал Дин. – До завтра. Я пошёл искать колдомедика.

С утра Дин сразу пошёл к Касу в палату, едва успев позавтракать, но всё равно оказался не первым посетителем.
- Винчестер, - хмуро обернулся на него сидящий на постели Каса Кроули.
- Здра… здравствуйте, профессор, - опешил Дин. Какого хрена этот извращенец здесь делает? Ну да, Кас один из его лучших студентов, так что теперь? Это разве в порядке вещей? Будь Кроули хоть пять раз женат, не было у Дина к его гейской натуре доверия. Хрена ему, а не Каса.
- Винчестер, - Кроули внезапно обернулся, - вы ведь были в лаборатории Кастиэля?
- Был, - сердито буркнул Дин. Он ещё и по имени Каса называет! Надо будет с Касом серьёзно поговорить, когда он очнётся. Предостеречь и всё такое.
- Вы знаете пароль?
- Знаю, - снова буркнул Дин.
- Мне нужно туда попасть.
- Поздравляю, - Дин направился к выходу из палаты. Он попозже сюда зайдёт.
- Мистер Винчестер, - сурово сказал Кроули. – У мистера Новака в лаборатории готовилось зелье, которое может ему помочь. Он разрабатывал его как раз для лечебницы Мунго. Ещё несколько дней промедления – и оно испортится, ведь за ним никто не следит. Я бы, конечно, обратился к мистеру Новаку-старшему, если бы мог его найти, но он ни разу не навестил сына, и дома его нет.
- И что, он очнётся от этого зелья? – обернулся Дин с надеждой.
- Есть надежда.
Дин нахмурился. А что, если Кроули просто хочет наложить лапы на изобретённые Касом зелья?
- Мистер Винчестер, - снова заговорил Кроули, - это единственная надежда. Вы знаете пароль или нет?
- Знаю, - буркнул Дин. – Но не скажу. Вместе пойдём, - он собрался было пойти переодеться, но Кроули, не мешкая, схватил его за руку и трансгрессировал на крыльцо дома Каса.
- Клэр, - тихо сказал Дин, и дверь открылась. Кроули всё же позвонил в дверь, на случай, если отец Каса вдруг объявился дома.
Они спустились к лаборатории, и Дин вдруг понял, что в упор не помнит пароль.
- Ну? – Кроули посмотрел на него выжидательно.
- Там какой-то цвет, - смущённо проблеял Дин. – Чёрный вроде. Что-то чёрное…
- Чёрная земля, - сразу же назвал Кроули пароль. Дверь лаборатории отворилась.
- Как вы догадались? – Дин не смог сдержать удивления.
Кроули косо на него посмотрел.
- Не представляю, как такой талантливый студент, как мистер Новак, мог связаться с таким тугодумом, - пробурчал он. – Вы даже не знаете, что значит «чёрная земля», Винчестер?
- Нет, - обиделся Дин. – Но зато я клёвый.
- Весь в отца, - буркнул Кроули, аккуратно сливая какое-то зелье во флакончик. – Давайте руку, Винчестер, или собираетесь здесь оставаться?
Они трансгрессировали обратно в палату Каса, и Кроули осторожно влил ему в рот несколько капель. Дин с подозрением смотрел на него, скрестив руки на груди. Несколько минут они терпеливо ждали, глядя на Каса – и наконец тот закашлялся, резко и широко распахнув глаза.
- Дин? – прохрипел он. – Профессор?
Через пару минут над ним уже суетились колдомедики, а Кроули направился к выходу из палаты.
- А ну-ка стойте, - Дин схватил его за локоть. Кроули с удивлением уставился на такое нарушение субординации. – Никуда вы не пойдёте, пока я не скажу Касу, что вы знаете пароль от его дома, и он его не сменит.
- Мистер Новак, - устало позвал Кроули. – Мистер Винчестер был столь любезен, что сообщил мне пароль от вашей лаборатории. Вы не возражаете, если я загляну туда и разберу там дела, скопившиеся за время вашего отсутствия?
- Да, конечно, профессор, спасибо, - улыбнулся Кас, но тут же встрепенулся: - За время моего отсутствия? Сколько времени прошло?

Наконец колдомедики оставили его и Дина наедине.
Дин аккуратно сел на краешек кровати Каса.
- Ты как? – спросил он.
- Почему я жив? – непонимающе уставился на него Кас.
- Тебя это удивляет? Меня больше удивляет, почему жив я. И почему ты вообще здесь. Что с тобой случилось?
- Я провёл ритуал перенесения смерти, - Кас пожал плечами, будто говорил о чём-то само собой разумеющемся. – Поэтому ты жив. Но я-то должен был умереть! Почему я жив? И почему ты здесь? С тобой что-то случилось?
- Ты провёл что? – у Дина отвисла челюсть. – Ритуал что? Ты должен был что?!
- Я не мог допустить, чтобы ты умер, - выпятил челюсть вперёд Кас. – Ты… ты нужен… этому миру.
- Кас, ты что, головой упал? – разъярился Дин. – Ты серьёзно решил умереть вместо меня, или это дурацкая шутка? А как насчёт обсудить со мной?
Кас отвернулся с упрямым видом.
- Кас, ты же понимаешь, что, если бы ты умер, я бы тебе спасибо не сказал? Идиот! Как ты вообще меня нашёл? Я же не сказал тебе, куда иду! И трансгрессировать ты не умеешь.
- Я присоединился к твоей трансгрессии. Вроде прицепа. Ты не заметил, что трансгрессировать было труднее обычного?
- Нет. Ты идиот. Ты, кстати, хотел мне что-то срочно отдать тогда. Что это было?
- Да ничего не было. Я понял, что ты прямо сейчас что-то задумал, и просто хотел потянуть время. Чтобы успеть подготовиться. Но я бы не успел, мне повезло, что ты долго просидел у Малфоя в кабинете. Что ты там делал? Я не смог войти.
- Письма писал. Полагаю, ты моё не получил, - буркнул Дин. – Идиот, - он вздохнул. – Что ж, теперь точно ясно, что Малфой всем набрехал.
- Набрехал? О чём?
- О, он якобы спас меня от смерти и убил Волдеморта. Счастливый народ избрал его новым министром магии.
- Надеюсь, ты не собираешься ничего предпринимать, Дин? – взволнованно спросил Кас. – Ты только что чуть не умер!
- Нет, блин, я буду сидеть и молчать! – язвительно сказал Дин. – Конечно, я собираюсь рассказать всем правду!
- Мистер Винчестер, - в палату заглянул колдомедик. – Мистеру Новаку нужно отдыхать.

Глава 5. Профессор Амбридж.

Дина выписали в тот же день, а Каса оставили понаблюдаться ещё пару дней.
- Эх, - расстраивался Дин, щёлкая генератором невидимости и направляя свою Импалу ввысь, - даже полной учебной недели не пропустил. А ещё, между прочим, я домашних заданий почти не сделал. И Каса нет. Что делать?
- Не переживай, - фыркнул Сэм. – Да и когда ты переживал из-за домашних заданий?
- Чё там в школе вообще происходит? Всюду развешаны портреты Люцифера?
- Рона и Герми назначили старостами, - проигнорировал остроты брата Сэм. – Рон уже пару раз сцепился с Малфоем, того тоже назначили. Новый учитель по Защите от тёмных искусств, Захария Амбридж, у нас уже было одно занятие, скукотища страшная, весь урок сидели и читали книжку. Вроде у всех было такое занятие.
- Чёрт, - расстроился Дин, - теперь у меня вообще нет ни одной причины возвращаться в школу. Единственный нормальный предмет – и тот запороли.
- В квиддичной команде Гриффиндора освободились места вратаря и ловца, - Сэм отвёл взгляд в сторону. – Я… думал попробоваться на место ловца.
- Что? – Дин вытаращил на него глаза. После смерти Джессики на квиддичном турнире Сэм, едва заслышав об этом виде спорта, впадал в депрессию. А теперь говорит о нём, почти как ни в чём не бывало, а ведь прошёл только год! – Я очень рад, Сэм. Хотя моё отношение к этому бабскому спорту ты знаешь.
Сэм кивнул. Он понял, чему рад Дин.
- А кто у Равенкло старосты? – поинтересовался он. Лишь бы только не Бальтазар!
- Кас и Падма Патил.
- Кас? – удивился Дин. – Ничего, что он в больнице, и они даже не знали до сегодняшнего, выйдет ли он из комы?
Сэм пожал плечами.
- Может, они это решили сто лет назад, просто сообщили позже. Может, Кас уже знал, что он староста, когда… не могу поверить, что он умер ради тебя, Дин!
- Он не умер.
- Ну да… но ведь… Дин, как думаешь, почему он это сделал?
- Мы уже обсуждали это, Сэм. Я не знаю. Я не хочу с тобой об этом говорить. Спросишь у него самого, когда он выпишется.
Сэм обиженно пожал плечами.

Общая гостиная Гриффиндора была все такой же приветливой — уютная круглая комната в башне с мягкими вытертыми креслами и шаткими старинными столами. У камина, где весело потрескивал огонь, несколько человек грели руки, прежде чем идти в спальню. На противоположной стороне комнаты Фред и Джордж Харвеллы прикалывали что-то к доске объявлений. Дин помахал всем и направился прямиком к двери, которая вела к спальням мальчиков. Заводить разговор у него настроения не было.
Сегодня никто уже не смотрел на него с презрением. Ну конечно, оправдан во всех газетах. Теперь он не мальчик, который выдумывает небылицы про Волдеморта, теперь он несправедливо обиженный мальчик, которого спас Люцифер Малфой. Дин стиснул зубы. Он бы предпочёл считаться лжецом, а не слабаком.

Когда они вошли в класс защиты от Темных искусств, профессор Амбридж уже сидел за учительским столом. На нём была зелёная мантия необычного оттенка – многие маги носили зелёные мантии, но только Захария Амбридж был похож в ней на жабу.
- Здравствуйте, учащиеся!
— Здравствуйте, профессор Амбридж! — проскандировал класс. Дин с удивлением заоглядывался на однокурсников. Когда Захария успел их так вымуштровать?
- Волшебные палочки уберем, перья и книги вынем, - ласково сказал Амбридж. Дин угрюмо посмотрел на него – никогда еще интересный урок не начинался с приказа убрать волшебные палочки.
— Хорошо, — сказал профессор. — Теперь попрошу вас открыть двенадцатую страницу и прочесть вторую главу. От разговоров можно воздержаться. Мистер Винчестер, вы, кажется, пропустили предыдущее занятие. Если вы не прочитали первую главу, обратитесь к ней сейчас. Тогда вторая глава будет вам домашним заданием.
Дин начал читать «Теорию защитной магии» с пятой страницы.

Это было неимоверно скучно — нисколько не лучше, чем слушать профессора Бинса, монотонно бубнящего себе под нос призрака. Дин пытался сосредоточиться, но ничего не получалось. Вскоре он обнаружил, что вот уже который раз принимается за одну и ту же фразу, но не может продвинуться дальше первых пяти-шести слов. Так прошло несколько безмолвных минут. Рядом с ним Рон рассеянно крутил в пальцах перо, глядя в одну точку на странице. Дин перевел взгляд направо — и удивился настолько, что оцепенения как не бывало. Гермиона свой экземпляр «Теории защитной магии» даже не открыла. Подняв руку, она сверлила глазами профессора Амбриджа.
Дин знал, что на прошлом уроке она уже успела поспорить с профессором по поводу целей курса, которые не включали овладения практическими навыками по защите, и в итоге в спор втянулся весь класс. В классе Сэма произошло то же самое, и ещё в некоторых, преимущественно гриффиндорских. Сейчас Амбридж подошёл к Гермионе и шёпотом поинтересовался у неё, что ей непонятно.
— Что на этот раз, мисс Грейнджер?
— Я уже прочла вторую главу.
— Тогда переходите к главе третьей.
— Ее я тоже прочла. Я прочла всю книгу.
Профессор Амбридж моргнул, но быстро овладел собой.
— В таком случае вы можете сказать мне, что говорит Слинкхард в главе пятнадцатой о контрзаклятиях.
— Он говорит, что это неправильное наименование. Он говорит, «контрзаклятием» люди называют свои заклятия для того, чтобы это звучало более приемлемо.
Профессор Амбридж поднял брови, и Дин понял, что это произвело на него впечатление.
— Но я не согласна, — продолжала Гермиона. Брови у Амбриджа поползли еще выше, и взгляд стал еще более холодным.
— Не согласны?
— Да, — Гермиона, в отличие от Амбриджа, не шептала, а говорила звонким голосом, так что теперь их слушал весь класс. — Мистер Слинкхард не любит заклятий, правда? Но, думаю, они могут быть очень полезны, если ими пользоваться для защиты.
— Вы так думаете? — Профессор Амбридж перестал говорить шепотом и выпрямился. — Боюсь, что в этом классе нас интересует мнение мистера Слинкхарда, а не ваше, мисс Грейнджер.
— Но… — хотела возразить Гермиона.
— Довольно, — Амбридж отошёл и повернулся лицом к классу. — Мисс Грейнджер, я снимаю с Гриффиндора пять очков.
По классу пробежал шумок.
— За что? — сердито спросил Дин.
— За неоправданное нарушение хода занятий, — спокойно произнёс профессор Амбридж. — Я здесь для того, чтобы внедрить одобренную Министерством методику, не поощряющую учеников высказывать свое мнение о предметах, в которых они мало смыслят. Ваши прошлые преподаватели этой дисциплины, по-видимому, давали вам больше воли, но ни один из них — за исключением, возможно, профессора Квиррелла, который хотя бы ограничивался темами, проверенными на протяжении веков, — не удовлетворил бы министерскую инспекцию.
- Ну, ещё бы, - фыркнул Дин. – Всё, что нужно министерской инспекции, - это чтобы мы сидели тихо, уткнувшись в книги.
- Откуда же в вас такое неуважение к Министерству, мистер Винчестер? – ласково спросил Амбридж.
- Не к Министерству, - развязно ответил Дин. – Только к Министерству под началом Люцифера Малфоя.
Все уставились на него.
- Министр Малфой, - сдерживая негодование, ответил Амбридж, - спас вашу, мистер Винчестер, жизнь, и спас магический мир, убив Того-кого-нельзя-называть. Отчего вы…
- Министр Малфой, - перебил его Дин, - прятался за шторой, ожидая, когда я убью Волдеморта, а после этого оглушил меня заклятием и всю славу пригрёб к рукам.
Оглушительная тишина, какой Дин ещё не слыхивал. Он был очень доволен собой. Он сказал правду в лицо министерскому прихвостню, и все слышали. Скоро об этом будет говорить вся школа. Он восстановит справедливость.
- Мистер Винчестер, - Захария Амбридж наконец-то взял себя в руки, - за свою гнусную ложь вы всю неделю будете оставаться у меня после уроков.
- Вынужден вас разочаровать, - Дин скрестил руки на груди. – Во-первых, я не лгу, во-вторых, я натурал.
- Две недели, мистер Винчестер, - прошипел Амбридж и вернулся за учительский стол, показывая, что разговор окончен. Дин громко фыркнул и подвинулся к Эшу, чтобы начать игру в магическую виселицу.

После последнего урока Дин пошел на четвертый этаж в кабинет Амбридж. Все в школе снова смотрели на него, перешёптываясь. Гордый собой, он постучал, Амбридж сахарным голоском откликнулся: «Входите». Он осторожно вошел, оглядываясь по сторонам.
Он помнил этот кабинет при каждом из троих его прежних владельцев. Когда его занимал Гилдерой Локхарт, стены были оклеены его портретами. Придя к Руфусу Люпину, почти наверняка можно было увидеть какое-нибудь диковинное тёмное существо в клетке или аквариуме. При самозванце, выдававшем себя за Грюма, кабинет был набит разнообразными инструментами и приспособлениями для раскрытия тайных козней.
Теперь, однако, кабинет изменился до неузнаваемости. На все поверхности были наброшены ткани — кружевные или обычные. Стояло несколько ваз с засушенными цветами, каждая на своей салфеточке, а на одной из стен висела коллекция декоративных тарелочек с яркими цветными котятами, которые различались, помимо прочего, повязанными на шею бантиками. Котята были такие мерзкие, что Дин ошеломленно пялился на них и пялился, пока профессор Амбридж снова не заговорил.
— Добрый вечер, мистер Винчестер.
— Добрый вечер, профессор Амбридж, — деревянным голосом отозвался Дин.
— Ну что ж, садитесь, — сказал он, показывая на маленький столик, покрытый кружевной скатертью, у которого он заранее поставил стул с прямой спинкой. На столике, явно дожидаясь Дина, лежал чистый пергамент.
Этот кабинет точно принадлежал мужчине? Даже Кроули со своей подозрительной ориентацией не додумался бы до такой гадости. Наверное. Дин там не был. Надо будет спросить у Каса. Скорей бы его выписали!
— Присаживайтесь же, — сказал Амбридж, улыбаясь так широко, словно только что проглотил на редкость сочную муху. — Мистер Винчестер, вы наказаны за распространение скверных и вредных историй в целях саморекламы, и я надеюсь, что наказание послужит вам уроком.
Дин почувствовал, как кровь приливает к голове, в ушах застучало молотом. Он в целях саморекламы рассказывает скверные и вредные истории?
Захария Амбридж смотрел на него, слегка склонив голову на сторону, и по-прежнему широко улыбался, как будто в точности знал, о чём он думает, и хотел посмотреть, начнет он снова кричать или нет. Сделав колоссальное усилие, Дин отвел от него взгляд, уронил сумку на пол около стула с прямой спинкой и сел на него. Что толку спорить сейчас, когда никто не слышит?
— Ну вот, — ласково сказал Амбридж, — мы уже лучше владеем собой, не правда ли? Теперь, мистер Винчестер, вы напишете для меня некоторое количество строк. Нет, не вашим пером, — добавил он, когда Дин потянулся к сумке. — Вы воспользуетесь моим пером, специальным. Вот, пожалуйста.
Он протянул ему черное перо, длинное и тонкое, с необычно острым кончиком.
— Я попросил бы вас написать: «Я не должен лгать», — мягко сказал он.
— Сколько раз? — спросил Дин, довольно убедительно имитируя вежливость.
— Столько, сколько понадобится, чтобы смысл впечатался, — ласково ответил Амбридж. — Приступайте.
Он отошёл к своему столу, сел и склонился над стопкой пергаментов, которые, скорее всего, были сданными на проверку письменными работами. Дин приподнял острое черное перо, но понял, что кое-чего не хватает.
— Вы не дали мне чернил, — сказал он.
— О, чернила вам не понадобятся, — заверил его профессор Амбридж с крохотнейшей смешинкой в голосе.
Дин поднес острие пера к бумаге и вывел: «Я не должен лгать».
Он испустил вздох боли. Слова, появившиеся на пергаменте, были написаны чем-то ярко-красным. Те же слова возникли и на тыльной стороне его правой руки, будто проведённые скальпелем; но не успел он отвести взгляда от свежих надрезов, как их затянуло гладкой кожей — осталась лишь небольшая краснота.
Дин оглянулся на Амбриджа. Тот смотрел на него, растянув в улыбке большой жабий рот.
— Да-да?
— Нет, ничего, — тихо сказал Дин.
Он снова посмотрел на пергамент, поднёс к нему перо второй раз, написал: «Я не должен лгать» — и опять почувствовал жгучую боль в руке. Вновь слова были вырезаны на коже, и вновь надрезы затянулись секунды спустя.
И так пошло дальше. Раз за разом Дин выводил на пергаменте эти слова, выводил, как ему стало понятно, не чернилами, а собственной кровью. Раз за разом невидимый скальпель вырезал эти слова на его коже, которая потом затягивалась, но только до того момента, как он опять касался пером пергамента.

 

Глава 6. Признание.

Возвращаясь вечером пятницы с наказания и баюкая раненую руку, Дин неожиданно наткнулся на Каса.
- Кас! – обрадованно воскликнул он. – Тебя выписали? Когда ты приехал?
- Час назад, - улыбнулся Кас.
- Здорово! – Дин хотел обнять друга, но спрятал руки за спину, чтобы тот не увидел шрамов от пера Амбриджа. Он предпочитал никому о них не говорить, сам не зная, почему. Кажется, скрытность уже стала его второй натурой. – Скучно там, наверное, было? Почему ты так мало писал?
- Да нет, нормально. Я читал книги, и ко мне каждый день приходили Бальтазар, Иниас и профессор Кроули.
Дин поморщился. Ладно Бальтазар, но профессор-то что у Каса забыл? И кто такой этот Иниас? На пятом курсе Дин вроде всех знал, но никакого Иниаса не помнил.
- Я бы тоже выбрался, Кас, но у меня каждый день были наказания у нового препода.
- Да, Бальтазар мне сказал. Кажется, школа опять разделилась на тех, кто тебе верит, и тех, кто не верит.
- Ну, теперь ты здоров и можешь выступить свидетелем.
- Свидетелем? Дин, меня при этом не было. Я потерял сознание сразу, как только Волдеморт произнёс убивающее заклинание.
- Но ты можешь сказать, что это ты спас меня, а не он! Ты провёл ритуал…
- Дин, если бы ритуал сработал, я был бы мёртв.
- Чёрт, Кас! Ты же не веришь Люциферу? Эй, не отворачивайся. Говори прямо.
- Я ему не верю, Дин, - признался Кас. – Но у нас нет никаких доказательств того, что правы мы, а не он. Общественное мнение…
- Даже не надейся, что я сдамся, Кас. Ты со мной или нет?
- Конечно, я с тобой, Дин, - вздохнул Кас. – Просто знай, что я этого не одобряю.
- Идём в Выручай-комнату, - сказал Дин. – Уже поздно, скоро отбой, ещё увидят. Кстати, когда вернёшь мантию-невидимку?
- Прямо сейчас, - улыбнулся Кас.

- А что значит «чёрная земля», Кас? – спросил Дин, усевшись на диван, который по обыкновению предоставляла им Выручай-комната.
- Чёрная земля? – рассеянно спросил Кас. – Это «Египет» по-гречески, по некоторым теориям. А что?
Дин почесал затылок. Почему Кроули считал, что Дин должен стыдиться того, что не знает, как по-гречески «Египет»? Да ещё и по некоторым теориям? Кстати, он хотел же поговорить с Касом о Кроули. Предупредить, чтобы поменьше с ним якшался.
- Дин, нам нужно поговорить, - сказал Кас, глядя в пол. Вид у него был такой, будто он должен сообщить Дину что-то ужасное. Например, что он провёл свой ритуал по заданию Люцифера. Или даже что Люцифер – его отец.
- Люцифер твой отец? – брякнул Дин.
- Что? – Кас поднял взгляд. – Почему?
- Не обращай внимания, - отмахнулся Дин. – Что ты там хотел сказать?
Кас помялся немного, собрался с духом и наконец выпалил:
- Дин, я гей, - и зажмурился.
- Что? – у Дина отвисла челюсть.
Он смотрел на своего лучшего друга и никак не мог в это поверить. Его внезапно разобрала злость – не на Каса, конечно, Кас ещё молодой и глупый, ничего в жизни не понимает, вот и запутался, - а на Кроули. Если этот мерзавец посмел прикоснуться к Касу, Дин его сбросит с Северной башни, невзирая на.
- Кас? – осторожно спросил он. – Почему ты так решил? Кто на тебя повлиял?
- Никто на меня не влиял, Дин. Я давно это знаю. Прости, что раньше тебе не сказал.
- Но почему ты сейчас решил сказать? – допытывался Дин. – Что случилось?
- Сегодня Иниас предложил мне встречаться, - вздохнул Кас. – Я решил, что… ну, что я должен сказать тебе… чтобы это… вдруг ты…
- Кто такой Иниас? – сурово спросил Дин. Будто мало ему Кроули, так ещё какой-то гад пускает на Каса свои мерзкие слюни!
- Он с моего факультета, с четвёртого курса, - голос у Каса был ужасно несчастный, и Дину стало его жаль. Бедный Кас, совсем ему заморочили голову. Ничего, он свернёт этому Иниасу шею, и всё будет хорошо.
- Я о нём ничего не знаю, - зло сказал Дин. – Давно вы общаетесь?
- Четвёртый год, - тем же несчастным голосом ответил Кас.
Дин вздохнул и закрыл глаза. Ну ничего. Бедняга Кас. Он спас Дину жизнь, а Дин спасёт его ориентацию.
- Ладно, Кас, пойдём спать. Завтра договорим, ладно?
- Ладно, - сказал Кас, по-прежнему глядя в пол. – Ты иди, я тоже скоро пойду.

- Кто такой Иниас? – спросил Дин у Сэма вместо утреннего приветствия. Он вчера забыл узнать его фамилию и теперь надеялся, что идиотов с таким именем в Хоге не очень много.
- Ты не знаешь, кто такой Иниас? – удивился Сэм.
- А что, все его знают, что ли?
- Ну, это вроде как поклонник Каса. Вроде твоего Колина Криви. Странно, что ты его раньше не замечал. Он ходит за ним хвостиком и всё время просит расписаться в «Зельеваре сегодня».
- Что за «Зельевар сегодня»?
- Ну, это журнал, в котором печатается Кас.
- Кас печатается в журнале?
Сэм посмотрел на Дина, будто видел его впервые.
- Я смотрю, ты хорошо знаешь своего друга, - сказал он. – Ничто от тебя не укроется. Кас – самый молодой из авторов этого журнала, пишет туда всякие заумные зельеварские статьи. Он типа гордость школы, а ты и не заметил.
Дин вытаращился на Сэма.
- Ну, я знал, конечно, что он продвинутый зельевар, - пробормотал он. – Просто как-то… Так что этот Иниас? Какой-нибудь здоровенный балбес, типа Гойла? Или мелкий нытик типа Криви?
- Да нет, - пожал плечами Сэм. – Обычный такой парень, улыбчивый, скромный. У нас иногда бывают с ними совместные занятия. А зачем тебе он?
- Он пытается соблазнить Каса! – возмущённо зашипел Дин.
- Ну, и тебе-то что? Ревнуешь, что ли?
- Кас не гей! – обиженно ответил Дин. – Как и я, если ты не заметил.
- Ну и расслабься. Если Кас не гей, Иниасу ничего не светит. Или Кас тебе на него жаловался?
- Кас мне вчера заявил, что собирается с ним встречаться!
- Э… Дин, поправь меня, если я ошибаюсь, но разве это не значит, что он всё-таки гей?
- Нет! – воскликнул Дин. – Нет! Этот Иниас… запудрил ему мозги. И я собираюсь набить ему морду и запретить подходить к Касу.
- Дин, ты с ума сошёл? Ты серьёзно считаешь, что такому башковитому парню, как Кас, можно запудрить мозги?
- Да он совсем как младенец в некоторых вопросах! Он даже никогда не встречался с девчонкой! Как он может решать, что гей! Он просто запутался!
- Ну, распутается, - равнодушно пожал плечами Сэм. – Дин, это его личное дело. Уверен, что он не скажет тебе спасибо, если ты через его голову полезешь объясняться с Иниасом. Ты, кажется, справляешься с Колином самостоятельно.
- А ты был доволен, что Джессика отшивала от тебя Бекки! – воскликнул Дин и тут же испугался: как отреагирует Сэм на упоминание имени погибшей девушки?
Но Сэм едва ли вообще это заметил.
- Я с Бекки тоже справляюсь сам, - процедил он. – Займись своими проблемами, Дин, и не лезь к другим.
- Я его тоже не просил мне жизнь спасать, - пробубнил Дин. – Сам виноват будет. Если бы я умер, точно не мешал бы ему запарывать свою жизнь.
Внезапно Сэм схватил его за руку и потащил куда-то в сторону.
- Что? – не понял Дин. – Куда?
Тут он увидел то, что пытался спрятать от него Сэм. Кас и Иниас, стоящие у окна. Ласково смотрящие друга на друга. Держащиеся за руки. Над чем-то смеющиеся.
Дин так растерялся от увиденного, что Сэм смог-таки оттащить его подальше.
- Ну? – буркнул он. – Увидел, как Кас запарывает свою жизнь? И как Иниас пудрит ему мозги?
Дин ничего не ответил. Во взгляде Иниаса была бесконечная нежность, восхищение, радость.
А ещё это был первый раз, когда Кас не обернулся к Дину – раньше он всегда чувствовал, что Дин рядом, даже если стоял к нему спиной или углублялся в книгу.
- Плевать мне, - наконец сказал он, подливая себе чай. – Всё равно этот Иниас очень подозрительный. А Кас не гей. Это я виноват, мало настаивал, чтобы он стал с кем-нибудь встречаться.
- Ты что, смеёшься, Дин? – изумился Сэм. – Да это ты своим вечным нытьём о том, что Кас ни с кем не встречается, наверняка его и довёл до того, что он согласился встречаться с первым, кто предложил!
- Что? – праведному гневу Дина не было предела. – Я всегда говорил о девушках! И я не я, если не найду ему девушку и не вправлю мозги! А с этим типом всё равно нужно поговорить. Пусть руки-то не распускает.
Сэм только простонал и уткнулся в утреннюю газету. Дин в неё даже не заглянул. Ему было не до всяких Люциферов.
Выждав, пока Кас и Иниас встанут из-за стола, Дин встал и направился к ним.
- Дин, - несмело окликнул его кто-то. Он обернулся:
- Лиза?
Было чему удивляться – она не разговаривала с ним уже второй год, с тех пор, как они расстались. Точнее, с тех пор, как Дин бросил её перед летними каникулами.
- Я просто хотела сказать, - нерешительно сказала она, - что есть люди, которые тебе верят. Я с тобой, Дин. Всегда найдутся те, кто тебя поддержит, - робко улыбнувшись, она присоединилась к стайке хаффлпаффских девчонок.
Дин глупо заулыбался, глядя ей вслед. К нему уже несколько раз подходили с подобными словами, но всё же когда такое говорит симпатичная девчонка, да ещё и смертельно на тебя обиженная, это совсем другое.
Улыбаясь, Дин отправился на урок.

Глава 7. Генеральный инспектор Хогвартса

После уроков Дин всё-таки направился к группе равенкловцев, твёрдо намереваясь вставить Касу и Иниасу мозги. Куда надо. Но его снова перехватили – на этот раз Бальтазар.
- Привет, Дин.
-Здорово, - нахмурился Дин. Они с Бальтазаром всегда друг друга терпеть не могли, так что ему понадобилось сейчас?
- Судя по твоему суровому виду, Касу предстоит нелёгкий разговор? – поинтересовался Бальтазар.
- Скорее его дружку. Твоё какое дело?
- Ты опять забываешь, что я…
- Да-да, ты типа друг Каса. Только я что-то не вижу твоего дружеского отношения, раз ты позволяешь ему…
- Именно потому, что я хороший друг, я позволяю Касу встречаться с тем, с кем он захочет. А твоя гомофобия здесь совершенно неуместна.
- Я не гомофоб, - грубо ответил Дин. – А Кас не гей. Он ошибается.
- Может, и ошибается. Твоё какое дело? Ты хочешь потерять друга?
- Потерять друга? – изумился Дин. – Из-за этого?!
- Чёрт, Дин, да ты совсем не знаешь Каса! Ты думаешь, что он просто ботаник, у которого можно попросить совета насчёт книги, и который больше ни в чём ничего не понимает! А Кас – человек, который твёрдо знает, чего хочет, и которого невозможно переубедить! Как насчёт того, что он спас твою жизнь, и ты ему теперь должен?
- Вот именно, - сердито сказал Дин. – Я и собираюсь отдать долг. Стоп! Он рассказал тебе про ритуал?
- Конечно, рассказал, - раздражённо пожал плечами Бальтазар. – У него нет от меня секретов. И именно поэтому, а ещё потому, что я настоящий друг, я не мешаю ему быть счастливым.
- Счастливым?! – прошипел Дин. – С ним?!
- Я сначала тоже сомневался, - вздохнул Бальтазар, вдруг сбросив личину самоуверенного ублюдка и показав истинное лицо заботливого друга. – Но ему хорошо с Иниасом. Конечно, Кас не очень хорошо с ним поступает, но, кажется, у Иниаса нет претензий.
- Как это – не очень хорошо поступает? – не понял Дин. – Кас с Иниасом? Не наоборот?
- Конечно, не наоборот, - Бальтазар снова начал раздражаться. – Я считал, что ему не стоит с ним встречаться, потому что он любит не его. Кас, понятное дело, а не Иниас.
- Кас кого-то любит? – опять ничего не понял Дин. – Кого?
- Ты идиот, Винчестер, - плюнул Бальтазар. – Как будто с обезьяной разговариваю. И как Кас может вообще с тобой общаться? – и удалился.
- Ну вас к чёрту, - буркнул Дин. – Что все заладили, что я тупой? Вот стану министром магии, посажу вас с Кроули в одну камеру в Азкабане.
Но мысли его уже мчались в другом направлении.
В кого это там влюблён Кас?

Хмурясь, Дин вернулся в гриффиндорскую гостиную и сразу увидел у одного из окон Рона и Гермиону, читающих какое-то письмо и тоже хмурящихся. Обрадовавшись, что не один он охреневает и недоумевает, Дин подошёл к ним.
- Что пишут? – поинтересовался он. – Кто пишет?
- Перси, - не подымая глаз от письма, ответил Рон. – Поздравляет меня с назначением старостой и рекомендует с тобой общаться поменьше.
- Чтобы общаться со мной поменьше, тебе надо прогуливать уроки, - предложил Дин. – Рекомендую так и сделать, а потом свалить всё на Перси.
Рон хмыкнул.
- Это мысль, - сказал он, разрывая письмо на части и бросая его в камин. – Вот же он сволота.
- Ты уничтожил вещественное доказательство! – возмутился Дин. - Ой, а что это? Астрономия? Можно я взгляну? Одним глазком?
- Что, Новак ещё не сделал за тебя астрономию?
Дин поморщился.
- Он только выписался, у него куча дел. И вообще. Я в состоянии сам делать уроки.
- Вот и делай сам, - недовольно сказал Гермиона. – Дай мне своё эссе, Рон, я его посмотрю и исправлю.

Дина внезапно осенило, уже когда он лёг в постель. Астория! Астория Гринграсс! Кас хотел пригласить её на Святочный бал в прошлом году! Вот дрянная Мэг, всё испортила. Это из-за неё Кас сейчас мается дурью.
Сразу успокоившись, Дин быстро уснул. Завтра он всё устроит.

Следующим утром все разговоры были только о том, что Захарию Амбриджа назначили генеральным инспектором Хогвартса.
— Амбридж — генеральный инспектор? — хмуро произнес Дин, ненадолго отвлекаясь от мыслей о том, как заговорить с Асторией. — Что это значит?
Гермиона прочла вслух:
— «Вчера вечером Министерство магии предприняло неожиданный шаг, издав декрет, предоставляющий ему беспрецедентный контроль над Школой чародейства и волшебства „Хогвартс“.
„Последнее время министр с растущим беспокойством следил за деятельностью Хогвартса, — сообщил нам младший помощник министра Перси Харвелл. — Нынешнее решение принято в связи с озабоченностью родителей, считающих, что школа движется в нежелательном направлении“.
За последнее время это не первый случай, когда министр Михаил Фадж использует новые законы для совершенствования образовательного процесса в Школе волшебства. Не далее как 30 августа был принят Декрет об образовании № 22, согласно которому в случае, если нынешний директор не в состоянии подыскать кандидата на преподавательскую должность, Министерство само подберет подходящего человека.
„Именно так и получил назначение в Хогвартс профессор Амбридж, — заявил вчера вечером Харвелл. — Администрация никого не нашла, и в результате министр назначил Амбриджа. Выбор чрезвычайно удачный. Коренным образом изменилось обучение защите от Темных искусств, а кроме того, министр обеспечен теперь текущей информацией о том, что на самом деле происходит в Хогвартсе.“
Этой последней функции Министерство придало официальный характер своим Декретом об образовании № 23, учреждающим должность генерального инспектора Хогвартса.
„Это очередной решительный шаг министра в его стремлении остановить то, что многие считают упадком Хогвартса, — заявил Харвелл. — Инспектор уполномочен инспектировать работу коллег-преподавателей с тем, чтобы поддерживался высокий уровень учебного процесса. Этот пост был предложен профессору Амбриджу в дополнение к его преподавательским обязанностям, и мы рады, что он согласился“.
Родители учеников Хогвартса восприняли этот шаг с энтузиазмом…»
- Хватит, - махнул рукой Дин. – Я по довольной роже Захарии вижу, что ничего хорошего не случилось.
Он вернулся к прежним мыслям.
С четверокурсницей Асторией он совсем не был знаком, зато её старшая сестра Дафна училась с ним на одном курсе, только на Слизерине. Они, правда, не то чтобы общались, но всё же с ней можно было заговорить, и это никому не покажется чем-то необычным.
Выходя из Большого Зала, Дин будто бы случайно натолкнулся на Дафну и, извиняясь, мило ей улыбнулся.
- Как у вас на Слизерине, считают меня мелким врунишкой? – поинтересовался он, помогая ей собирать книги и с облегчением замечая, что её подруги не стали её ждать, а пошли к аудиториям. Кажется, они решили, что Дин хочет пригласить Дафну на свидание – как раз вывесили объявление о походе в Хогсмид. Дафна, видимо, тоже так решила, потому что ответила очень мило и кокетливо:
- Нет, сам предмет спора нас вообще мало волнует. Но мы находим, что ты гораздо симпатичнее Амбриджа. О, кроме Драко, конечно, но ведь ты ему не расскажешь, что я тебе сказала?
- Драко считает, что Амбридж симпатичнее меня?
- Нет, я имела в виду, что предмет спора не волнует никого, кроме Драко. Он-то, понятно, за отца. А из остальных мало кто принял чью-то сторону… так что нас ещё можно убеждать, - она очаровательно улыбнулась, и Дин задумался – в принципе, Дафна красавица, и он был бы не прочь сходить с ней на свидание… но встречаться с ней? Нет, слизеринки совершенно не в его вкусе. Он напомнил себе, что находится здесь ради Каса. Кстати, если бы он стал встречаться с Дафной, они с Касом и Асторией могли бы ходить на двойные свидания… так, это вообще к чему? Дин Винчестер не ходит на свидания больше одного раза. Ни с кем.
- Как Астория поживает? – смена темы вышла не очень убедительной, и Дафна нахмурилась:
- Ты хотел поговорить об Астории?
- Нет, - быстро ответил Дин. – Один мой друг только о ней и говорит, честно говоря, я уже устал о ней разговаривать.
- Кто? – спросила Дафна, пытаясь выглядеть невозмутимой, но глаза её загорелись.
- Кас… тиэль. Новак.
- А, этот, гей, - разочарованно сказала Дафна.
- Он не гей.
- Нет? Мне казалось, когда парень встречается с парнем, он гей. Я что-то перепутала?
- Да нет, он… Ты ведь никому не расскажешь? – Дин нарочито подозрительно заоглядывался по сторонам.
- Нет, - Дафна подошла поближе. – А что с ним?
- Ну, ты же знаешь, что он хотел пригласить Асторию на Святочный бал, но Мэг его перехватила, наговорив ему всякого?
- Что? – Дафна вспыхнула. – Нет, я не знала! И Асти тоже не знала! Что эта дрянь ему сказала?
- Что Астория влюблена в Малфоя, и Касу ничего не светит. Что-то в этом роде, - вдохновенно врал Дин. – Он всё убивался, убивался, а теперь у него как крыша поехала. Я думал, Астория в курсе.
- Первый раз об этом слышу! – воскликнула Дафна. – Ну, Мэг, я ей покажу, как уводить мужиков у моей сестрёнки! Подумать только, «влюблена в Малфоя»! Конечно, все влюбляются в Драко рано или поздно, но это же совсем другое.
Дин улыбнулся – отношение Дафны к сестре напомнило ему о собственном отношении к Сэму.
- Так он что, - осторожно спросила Дафна, не обращая внимания на прозвучавший звонок, - влюблён в Асти?
- Чуть ли не с третьего курса, - подтвердил Дин. – Только ты не говори никому, что я тебе сказал, ладно? Я сказал только потому, что думал, ты всё знаешь.
- Ну конечно, Дин! – воскликнула Дафна. – Я с ней поговорю. Новак! Кто бы мог подумать… ладно, Дин, я побежала на травологию, потом договорим, хорошо?
Дин был очень доволен собой.

- Опоздали, мистер Винчестер, - раздался ласковый голос, когда Дин вылез из люка в кабинете Чака Трелони. – Пять баллов с Гриффиндора.
Дин удивлённо оглянулся – обычно Трелони не сильно ругал за опоздания, только предсказывал какую-нибудь гадость. У окошка стоял Захария Амбридж – значит, уже начал инспектировать.
- У вас всегда хромает дисциплина на уроках, мистер Трелони, или это только Дин Винчестер не подчиняется общепринятым правилам? – спросил Амбридж.
- Это единичный случай, - пробормотал Трелони.
Дин уселся на место, Рон подтолкнул к нему «Оракул снов».
- Что я пропустил? – шёпотом спросил Дин, наобум открывая книгу на параграфе «Лоси».
- Спрашивает, сколько он проработал здесь, были ли ясновидящие в семье, - ответил Эш. – Трелони стоило бы спрятать пустые бутылки, верно?

Вечером Дин снова отправился на поиски Каса – вчера они толком не поговорили, да и вообще они давно толком не разговаривали. Но, несмотря на то, что Кас нашёлся быстро, разговор так и не состоялся: Кас уже разговаривал кое с кем.
Астория Гринграсс мило улыбалась, накручивала прядь белокурых волос на палец и о чём-то щебетала. Кас тоже улыбался и согласно кивал.
«Я угадал, - с облегчением подумал Дин. – Слава богу, а то, если бы он её отшил, Дафна бы убила меня, а не Мэг».
Он попятился и незаметно скрылся.

На следующий день Дин схлопотал ещё неделю посиделок у Амбриджа за очередные пререкания – судя по тому, как долго он засиживался на этих наказаниях на прошлой неделе, шанс нормально поговорить с Касом выпадет нескоро. Даже совместных занятий с Равенкло у них сейчас не было. Ну, может, оно и к лучшему – пусть Кас сам подойдёт к Дину, широко улыбнётся и скажет «Дин, я встречаюсь с Асторией. На самом деле я не гей, хорошо, что я вовремя это понял». Дин представил, как у него при этом будут сиять глаза, и улыбнулся, несмотря на боль, причиняемую чёртовым пером Амбриджа.

Глава 8. Идея Гермионы.

Рон, Эш и Гермиона всегда дожидались, когда Дин вернётся с наказания, и помогали с домашним заданием – точнее, помогала Гермиона, жалевшая страдающего за правду Дина, а Рон и Эш помогали сами себе, косясь в записи Гермионы. Заодно они костерили Амриджа, на чём свет стоит.
— Страшный человек, — пискнула Гермиона. — Страшный. Я как раз говорила перед твоим приходом — надо с этим что-то делать.
— Я предложил яд, — угрюмо сказал Рон.
— Нет… Объяснить, что он никудышный преподаватель, что мы не научимся у него защите.
— Да что мы можем? — Рон зевнул. — Поздно. Он получил место, и его не уберут. Малфой этого не допустит.
— Знаете… — нерешительно начала Гермиона, — я сегодня подумала… — она с опаской взглянула на Дина, — я подумала, что, может быть, пора нам самим… самим этим заняться.
— Чем заняться? — подозрительно спросил Дин.
— Самим учиться защите от Тёмных искусств.
— Да брось ты, — заныл Эш. — Не хватало нам работы. Ты понимаешь, что мы с Дином опять отстали с домашними заданиями, а ведь только вторая неделя идет.
— Но это поважнее домашних заданий! — сказала Гермиона.
Мальчики вытаращились на неё.
— А я-то думал, важнее ничего на свете нет! — сказал Рон.
— Глупости. Конечно, есть, — сказала Гермиона, и Дин увидел с испугом, что лицо ее вспыхнуло такой же страстью, с какой она говорила об освобождении эльфов. — Мы должны подготовиться к тому, что нас ждёт за стенами школы. Мы должны уметь защитить себя. Если мы ничему не научимся за год…
— Много ли мы можем сами? — устало возразил Рон. — Ну ладно, пойдем в библиотеку, посмотрим заклятия, попробуем упражняться, и что?..
— Нет, я согласна, мы уже прошли ту стадию, когда можно учиться только по книгам, — сказала Гермиона. — Нам нужен учитель, настоящий, чтобы показал нам, как пользоваться заклинаниями, и поправил, если будем ошибаться.
— Если вы о Руфусе… — начал Дин.
— Нет, нет, не о нём, — сказала Гермиона. — Он занят в Ордене, да и часто встречаться с ним мы не сможем — только в Хогсмиде по выходным.
— Тогда кто же? — нахмурясь, сказал Дин. Гермиона глубоко вздохнула:
— Разве не ясно? Ты, Дин.
Наступило молчание. Ночной ветерок шевельнул окна за спиной Рона, пламя в камине качнулось.
— Что — я?
— Ты будешь учить нас защите от Тёмных искусств.
Дин уставился на неё. Потом повернулся к Рону и Эшу, ожидая встретить такой же раздражённый взгляд, какими они порой обменивались, когда Гермиона начинала рассуждать о громадных проектах вроде защиты прав эльфов. Но, к своему ужасу, в глазах сокурсников он не прочёл досады, они нахмурились и напряженно думали. Потом Рон сказал:
— Это мысль.

Дин всё чаще видел Каса мило болтающим с Асторией, но не реже того можно было застать с Иниасом – и, кажется, Иниас совсем не волновался по поводу того, что его парень сблизился с красивой девушкой. Дин решил, что пришло время узнать, что у них там происходит, и как-то на перерыве направился к Касу и Бальтазару. Но не успел он к ним приблизиться, как Кас, читавший какой-то журнал, воскликнул:
- Ничего себе! Здесь написано как раз о том, что я вчера говорил Иниасу! О применении полыни как консервирующего ингредиента! Пойду покажу ему! – и умчался.
Дин нерешительно застыл на месте – видимо, догонять Каса не было смысла, раз уж он чем-то загорелся, а с Бальтазаром ему разговаривать было не о чем. Но тот уже обернулся и как-то странно посмотрел на Дина.
- Иниас что, тоже зельевар? – буркнул Дин, не здороваясь.
- Вроде того, - Бальтазар смотрел на него с каким-то непонятным интересом. – Винчестер, а не ты ли, случайно, подослал к Касу Гринграсс?
- Не понимаю, о чём ты.
- Как ты это провернул? Должен сказать, моё мнение о тебе улучшилось. Хотя как ты был идиотом, так и остался.
Двинуть ему в челюсть или наложить сглаз? Ай, ну его к чёрту. Дин сунул руки в карманы и удалился.

- Я думаю, все хорошие зельевары –геи, - в сердцах сказал он Эшу, нарезая ингредиенты для очередного задания Кроули.
- Дааа? – Эш заинтересованно стал рассматривать котлы однокурсников, прикидывая, у кого зелья выходят лучше всего. – А Гермиона что, лесби?
- Гермиона, ты лесби? – спросил Дин. На них заоглядывались. Гермиона сердито кинула в него каким-то корнем.
- У Малфоя всегда хорошие зелья выходят, - наябедничал Рон. – И у Забини. Как считаете, они вместе?
- Я считаю, что они хорошо сдадут СОВ, - сердито сказала Гермиона, которую никто не спрашивал. – А вы завалите.

Две недели Гермиона не заводила разговора о том, чтобы Дин учил их защите от Темных искусств – вообще с ним не разговаривала. Наказания у Амбриджа закончились (Дин сомневался, что врезавшиеся в руку слова когда-нибудь сотрутся полностью). Рон и Сэм получили места в гриффиндорской сборной по квиддичу. Кас мило болтал с Асторией и продолжал встречаться с Иниасом. Застать его одного, чтобы поговорить, у Дина никак не получалось. Казалось, всё устаканилось. Но бурным ветреным вечером в конце сентября, когда Дин, Рон, Эш и Гермиона сидели в библиотеке, подбирая ингредиенты для зелья у Кроули, тема эта всплыла снова.
— Слушай, Дин, — вдруг сказала Гермиона, — ты больше не думал о защите от Тёмных искусств?
— Думал, конечно, — сварливо отозвался Дин. — Как тут не думать, когда нас учит этот трансвестит.
— Нет, насчёт того, о чем я тебя просила, — учить нас.
Дин медлил с ответом. Он сделал вид, будто вчитывается в страницу «Азиатских противоядий», хотя на самом деле, глядя на этот учебник, думал скорее об азиатских порножурналах, — ему не хотелось делиться своими мыслями.
А передумал он за две недели немало. Порой — как и в первую ночь, когда об этом заговорила Гермиона, — идея казалась ему безумной. Но иногда начинал думать о заклинаниях, которые помогли ему больше всего при встречах с Тёмными существами и Пожирателями смерти, и подсознательно строил планы уроков…
— Да, — сказал он наконец, когда уже нельзя было притворяться, что занят «Азиатскими противоядиями», — немного думал.
— И что?
— Не знаю, — сказал Дин, оттягивая решительный разговор. Он взглянул на Рона и Эша.
— Мне эта мысль с самого начала понравилась, — охотно вступил в разговор Рон.
Дин поёрзал в кресле.
— Дин, — мягко сказала Гермиона, — нет смысла отрицать, что ты владеешь защитой от Темных искусств. В прошлом году ты был единственным, кто мог полностью осуществить заклятие Империус, мог вызвать Патронуса и сделать то, чего не могут взрослые волшебники. Виктор всегда говорил…
Рон обернулся к ней так резко, что чуть не вывихнул шею. Он потер затылок.
— Да? Что сказал Вики?
— Хо-хо, — скучающим тоном отозвалась Гермиона. — Он сказал: Дин делает то, чего он не умеет. А он был на последнем курсе Дурмстранга.
Рон посмотрел на нее с подозрением.
— Ты что, до сих пор поддерживаешь с ним связь?
— Ну и что из того? — невозмутимо ответила Гермиона, хотя лицо у нее чуть порозовело. — Можно ведь дружить по переписке.
— Он не только по переписке хотел дружить.
Гермиона раздражённо тряхнула головой и, не обращая внимания на Рона, который продолжал есть её взглядом, сказала Дину:
— Ну, что? Будешь нас учить?
— Вас троих?
— Ну… — Гермиона как будто опять заробела. — Знаешь, Дин, я думаю, ты должен научить всех, кто захочет учиться. Будет нечестно, если мы не дадим такой возможности остальным.
Дин на минуту задумался.
— Хорошо, но сомневаюсь, что кто-нибудь, кроме вас, захочет у меня учиться. Я же чокнутый, помнишь?
— Думаю, ты удивишься, когда узнаешь, сколько ребят хотят тебя послушать. А что, если скажем: все, кто хочет, встретимся в первый октябрьский выходной в Хогсмиде и обсудим это дело?
— Почему там, а не в школе? — спросил Рон.
— Потому что, — сказала Гермиона, снова взявшись за рисунок Китайской жующей капусты, который копировала из книги, — потому что Амбридж вряд ли обрадуется, если узнает, что мы задумали.
Дин открыл было рот, чтобы ответить, но тут в библиотеку вошёл Кас – один!
- Я сейчас, - быстро сказал Дин и направился к другу. – Привет, Кас!
- Привет, - Кас немного нахмурился и замолчал. Дин немного опешил от такого холодного приёма. Когда он успел опять обидеть Каса?
- Ээ, - протянул он. – Я это… хотел спросить, не можешь ли ты попросить Кроули выдать мне ещё один пропуск в Запретную секцию? Мадам Пинс говорит, что тот просрочен.
- Хорошо, - ровно ответил Кас, не поворачиваясь к Дину. Теряясь в догадках, что же он сделал не так, Дин сказал:
- Я смотрю, вы с Асторией начали общаться.
- Да – голос Каса оттаял. – Она попросила помочь ей с заклинаниями… Хотя мне кажется, что у неё и так неплохо получается…
- А она ничего, - как бы между делом сказал Дин.
- Я собираюсь на ней жениться, - тоже как бы между делом сообщил Кас.
Дин опешил. Он понятия не имел, что всё зашло так далеко за пару недель. Думать о женитьбе в пятнадцать лет?! И почему тогда Кас продолжает якшаться с Иниасом?
- Так ты… не гей? – уточнил Дин.
- Что? – удивился Кас. – Почему?
- Разве геи… эээ… женятся? На девушках?
- Конечно, - удивлённо ответил Кас. – А как же ещё продолжать род?
Дин впал в ступор.
- То есть ты собираешься жениться на ней и продолжать встречаться с парнями, что ли?
- Вроде того.
- Э. А ты уверен, что она на такое пойдёт?
- Все чистокровные семьи обычно связаны родственными узами, - пояснил Кас. – Очень трудно найти подходящего жениха или невесту. А моя семья приехала из Польши совсем недавно, я могу выбирать любую невесту, и любая семья будет рада со мной породниться. Я чистокровный, хорошо обеспечен, здоров – наверняка у нас с Асторией будут хорошие дети.
Дин совсем выпал в осадок. Он уже думает о детях! А главное, Астория для него не девушка, а просто средство продолжения рода. Нет, если он и влюблён, то явно не в неё. Бальтазар всё перепутал.
- Тебе не кажется… ммм… что ты ведёшь себя нечестно по отношению к ней?
- Нечестно? – удивился Кас. – Я ухаживаю за ней с целью жениться, что же здесь нечестного?
- Э, - сказал Дин. Хотелось срочно остаться одному, чтобы тупо таращиться в стену, пытаясь уместить все эти дикости в голове. Но они с Касом уже сто лет не разговаривали – и, кажется, Кас перестал на него дуться. Кстати, надо узнать, за что.
- Касти! – вдруг позвал кто-то. Кас обернулся на голос и улыбнулся. К ним шёл Иниас. Ругнувшись про себя, Дин ретировался к своим.

Глава 9. Партсобрание.

В следующий выходной Дин пошёл в Хогсмид с Лизой Брейден. А почему нет? Она красивая, спокойная, с ней можно помолчать, думая о своём и чувствуя её понимающий взгляд – хотя ничего она, конечно, не понимает. И пару часов они просто молча гуляют, даже почти не целуются. Наверное, Лиза воспринимает это как знак того, что их отношения вышли на новый уровень. Чёрт его знает, может, так и есть.
А потом они пошли в «Кабанью голову» - туда Гермиона обещала привести всех, кто захочет учиться у Дина, на что-то вроде учредительного собрания.
— Так кто, говоришь, собирался прийти? — спросил Дин у Гермионы, войдя в трактир.
— Да два-три человека. — Гермиона взглянула на часы и с нетерпением обернулась к двери. — Я просила их прийти в это время, и место они должны знать… О, смотрите, это, наверное, они.
Дверь распахнулась. Сноп пыльного солнечного света разрезал комнату надвое и потух — дверной проем загородила целая толпа – человек тридцать. Некоторых он даже не знал по имени. И Кас, Кас тоже пришёл – правда, на Дина он не посмотрел ни разу. Иниас, конечно, был с ним, а вот Бальтазара не было. Ну, ещё бы – что он здесь забыл?
— Два-три человека? — севшим голосом передразнил Дин. — Два-три человека?
— Ну, идея оказалась привлекательной, — радостно сообщила Гермиона. — Рон, Эш, не подтащите стулья?
Бармен, вытиравший стакан тряпкой, такой грязной, как будто её никогда не стирали, прервал свою деятельность. Наверное, он в жизни не видел столько посетителей.
— Что ты им наговорила? – нервно спросил Дин. - Чего они ждут?
— Я же тебе сказала: просто хотят тебя послушать, — успокоила его Гермиона. Но Дин продолжал испепелять её взглядом, и она торопливо добавила: — От тебя пока ничего не требуется, я сперва сама скажу.
По двое, по трое вновь прибывшие рассаживались вокруг Дина, кто взволнованно, кто с любопытством. Когда все расселись, разговоры стихли. Все взгляды обратились на него.
— Так, — сказала Гермиона; от возбуждения её голос звучал выше обычного. — Ну, значит…
Теперь всеобщее внимание было приковано к ней, хотя ребята то и дело поглядывали на Дина.
— Так вот… хм… вы знаете, зачем мы собрались. Так вот… у Дина возникла идея… То есть (Дин свирепо посмотрел на неё) у меня возникла идея, что тем, кто хочет учиться защите от Темных искусств, было бы полезно… То есть по-настоящему ей учиться, а не той ерунде, которую преподносит Амбридж… — Голос её зазвучал сильнее и увереннее. — Потому что это никакая не защита, а пустые разговоры. («Вот именно», — сказал Энтони Голдстейн, и Гермиона заговорила еще смелее.) Ну, и я подумала, что стоит взять это дело в свои руки. — Искоса взглянув на Дина, она продолжала: — В смысле, учиться защите как следует, не теоретически, а настоящими заклинаниями…
— Но сдать защиту от Темных искусств на СОВ ты, надеюсь, тоже хочешь? — сказал Майкл Корнер.
— Конечно хочу. Но не только. Я хочу действительно овладеть защитой, потому что… потому что… — она набрала в грудь воздуха, — потому что Люцифер Малфой – продолжатель дела Волдеморта.
Реакция была мгновенной и предсказуемой. Мариэтта Эджком взвизгнула и пролила на себя пиво, Терри Бут вздрогнул, Падма Патил поежилась, а Невилл как-то странно тявкнул и попытался выдать это за кашель. Все при этом выжидательно уставились на Дина.
— Такой, по крайней мере, план, — сказала Гермиона. — Если хотите участвовать, надо решить, как нам это…
— Где доказательства, что наш министр магии – злодей? — воинственным тоном спросил Уриэль.
— Ну, Дин видел многое своими глазами, — ответила Гермиона. – И Сэм тоже видел его на кладбище с Волдемортом в прошлом году.
— По-моему, мы вправе услышать, почему он решил, что Люцифер Малфой не был двойным агентом против Волдеморта, как все говорят.
— Слушай, — вмешалась Гермиона, — вообще-то мы не для этого тут собрались.
— Ничего, Гермиона, — сказал Дин.
До него только что дошло, почему здесь столько народа. Гермионе следовало этого ожидать. Некоторые из них — может быть, большинство — пришли, чтобы услышать историю от него самого.
— Почему я решил, что Люцифер Малфой – преданный делу Пожиратель Смерти, лишь воспользовавшийся ситуацией? — сказал он, глядя Уриэлю в глаза. — Я его видел. Я там был. Был на кладбище, слушая его раболепные речи, был в убежище Волдеморта, сражаясь с ним один на один, убив его и получив заклятием в спину. И я не собираюсь тратить день на то, чтобы убеждать вас. Так что, если ради этого явились, можете убираться.
Он рассерженно взглянул на Гермиону. Это она виновата: решила сделать из него какое-то чудо-юдо, и все повалили слушать диковинную историю. Однако никто не ушел, даже Уриэль, хотя продолжал недоверчиво смотреть на Дина.
— Так вот, — сказала Гермиона тонким голосом, — я говорю: если хотите учиться защите, тогда надо решить, как мы это устроим, как часто будем встречаться и где. По-моему, реже, чем раз в неделю, не имеет смысла…

При мысли, что они затеяли бунт против Амбриджа и Малфоя, что у него в этом главная роль, Дин испытывал громадное удовлетворение. То и дело вспоминалась субботняя сходка: столько ребят хочет учиться у него защите от Тёмных искусств… и с какими лицами они слушали разговоры о его схватках… и девчонки смотрели с восхищением… Осознание того, что эти люди считают его не вруном и психом, а человеком, заслуживающим уважения, вселяло такую бодрость, что даже в понедельник утром, несмотря на перспективу самых нелюбимых занятий, он проснулся в отличном настроении и раньше всех. Весело насвистывая, он спустился к завтраку первым – по крайней мере, он думал, что первым, но ошибся: в одной из оконных ниш уже кто-то точил лясы. Дин собирался пройти мимо, как вдруг..
- Да ладно тебе, Руби, какой в этом смысл? – услышал Дин голос не чей иной, как своего собственного брата. Он резко обернулся: так и есть, Сэм и Руби!
- Доброе утро, - вежливо сказал Дин, скрещивая руки на груди. Двое у окна вздрогнули и повернулись к нему.
- Дин? – испуганно спросил Сэм. – А чего ты так рано встал?
- О. Так вы, что ли, от меня прячетесь, встречаясь в такую рань? Очень мило.
- Руби, тебе лучше уйти, - сказал Сэм. Дин зыркнул на неё, но спорить не стал, и та умчалась.
- Слушаю, - сказал Дин.
- Дин, - со вздохом ответил Сэм, - она вроде как пыталась всё объяснить.
- Объяснить то, что она пыталась тебя убить? Очень мило с её стороны.
- Она говорит, что была уверена, что меня не убьют. И это была единственная возможность оставить в живых тебя.
- Ну, а я вот всё равно умер. И даже воскрес – правда, не её молитвами.
- Ну, Дин, этого она никак не могла знать.
- Не понял. Ты что – развесил уши и веришь ей? Снова?
- Нет, конечно, Дин! Я просто… мм, думал, она может сказать что-нибудь интересное.
- И давно вы эдак объясняетесь?
- Дин, мы первый раз сейчас разговаривали за всё это время, честное слово. Она пыталась сказать, что на нашей… на твоей стороне.
- И ты ей поверил, потому что она перекрасила волосы?
- Да не поверил я ей, Дин! Просто решил, что может быть полезно... Ну, держи друзей близко, а врагов ещё ближе.
- Знаешь, Сэм, от таких врагов лучше держаться подальше.
- Как скажешь, Дин.
- Ты ведь не собираешься снова пытаться использовать свои, гм, способности?
- Нет, конечно, нет. Я учусь на своих ошибках.

Казалось, прекрасное настроение было испорчено безвозвратно, и хуже уже не будет. Но нет, понедельник был твёрдо настроен компенсировать всё хорошее, произошедшее вчера, большим количеством пакостей.
К доске объявлений был пришпилен большой лист, закрывавший собой все остальные — списки предлагаемых подержанных книг по чарам, регулярные напоминания Аргуса Филча о правилах школы, расписание тренировок по квиддичу, предложения об обмене карточками от шоколадных лягушек, последние объявления о контрольных, даты вылазок в Хогсмид и объявления о потерянных и найденных вещах. Новое было напечатано жирным черным шрифтом, внизу красовалась официального вида печать и подпись с завитушками.

ПРИКАЗ ГЕНЕРАЛЬНОГО ИНСПЕКТОРА ХОГВАРТСА
Все ученические организации, общества, команды, кружки и клубы настоящим упраздняются.
Организацией, обществом, командой, кружком и клубом считается регулярно собирающаяся группа из трех и более учеников.
За разрешением на реорганизацию обращаться к генеральному инспектору (профессору Амбриджу).
Никакие организации, общества, команды, кружки и клубы учеников не могут существовать без ведома и санкции генерального инспектора.
Всякий ученик, уличённый в принадлежности к организации, обществу, команде, кружку или клубу, не санкционированным генеральным инспектором, будет исключен.
Основанием настоящего приказа является Декрет об образовании № 24.
Подписано: Захария Амбридж, генеральный инспектор.

Дин перечитывал приказ. От радости, переполнявшей его, не осталось и следа. В нем закипал гнев.
— Это не случайное совпадение, — руки у него сами собой сжались в кулаки. — Он пронюхал.
— Да как? — возразил Сэм.
— Нас слышали в баре. И, если честно, знаем разве, скольким из пришедших можно доверять? Любой мог побежать с доносом к Амбриджу.
А он-то думал, ему верят, им восхищаются!
— Никто не мог, — тихо сказала подошедшая сзади Гермиона.
— Не будь наивной: если ты такая порядочная, это не значит, что все…
— Не могли они, потому что я заколдовала пергамент с подписями, — угрюмо настаивала Гермиона. — Будь спокоен: если кто-то донёс Амбриджу, мы точно узнаем кто, и он сильно об этом пожалеет.

Однако, видимо, не только Дин пребывал в скверном настроении. Чак Трелони шлепнул экземпляр «Оракула снов» на стол между Роном и Дином и отошёл, поджав губы. Потом швырнул книгу Шеймусу и Эшу, чуть не угодив первому в голову, а еще один экземпляр сунул Невиллу в грудь с такой силой, что он съехал с пуфика.
— Продолжайте! — выкрикнул он с надрывом. — Вам известно, что надо делать! Или я такой слабый учитель, что вы до сих пор не умеете раскрыть книгу?
Ребята недоуменно уставились на него, потом друг на друга. Глаза у Трелони за толстыми очками были полны слез, и, когда он стремительно вернулся к своему креслу с высокой спинкой, Дин наклонился к Рону и прошептал:
— Наверное, получил результаты инспекции.
— Профессор, — робко произнесла Парвати Патил (она и Лаванда восхищались профессором Трелони), — профессор, что-то случилось?
— Случилось?! — дрожащим голосом выкрикнул тот. — Разумеется, нет! Меня оскорбили, разумеется… на меня возводят наветы, предъявляют беспочвенные обвинения — а в остальном ничего не случилось, ровно ничего!
Он судорожно вздохнул, отвернулся от Парвати, и из-под очков заструились слезы.
— Кто же вас оскорбил, профессор? — пролепетала Парвати.
— Власть имущие, — глухим рыдающим голосом возвестил Трелони. — Те, чьи глаза застит земное и низменное, кто не Видит так, как я Вижу, не Знает того, что я Знаю… Конечно, нас, Ясновидящих, всегда боялись, всегда травили… такова, увы, наша доля.

Глава 10. Ронда

Занятия по обучению Защите Дин решил проводить в Выручай-комнате. Жаль, конечно, было делиться со всеми таким секретом, но дело было нужное.
Для занятий комната предстала в новом свете: просторная, освещенная факелами вроде тех, что горели в подземелье восемью этажами ниже. Вдоль стен тянулись книжные полки, на полу лежали большие шелковые подушки — вместо стульев. На стеллаже в дальнем конце стояли приборы — вредноскопы, стервовизоры, детекторы лжи и большой треснутый Проявитель врагов.
К восьми часам все подушки были заняты. Дин подошел к двери и повернул торчавший в замке ключ. Замок успокоительно щелкнул, все умолкли, повернувшись к Дину.
— Ну, — слегка волнуясь, заговорил он, — мы подыскали место для занятий, и, кажется, вам оно подошло.
— Изумительно! — сказала Лиза, и несколько человек отозвались одобрительным ропотом.
Решив некоторые оргвопросы, Дин предложил начать с простейшего заклинания – обезоруживающего.
Очень непривычно было давать инструкции и еще непривычнее видеть, что их выполняют.
Комнату огласили крики «Экспеллиармус». Волшебные палочки полетели во всех направлениях; шальные заклятия попадали в книги, и те взвивались с полок. Оглядев комнату, Дин решил, что поступил правильно, начав с основ; очень много происходило вокруг неопрятного чародейства, многим вообще не удавалось обезоружить оппонентов — те только отлетали на несколько шагов или вздрагивали, когда слабые чары ширкали мимо.
Дин прошёлся вдоль тренирующихся пар, остановившись около Кастиэля и Иниаса. Для них обезоруживающее заклинание точно было очень простым, и они вдобавок строили щиты, усложняя друг другу задачу.
- Зачем ты вообще здесь? – спросил у Каса Дин, сунув руки в карманы. – Почти всем заклинаниям, что я знаю, научил меня ты. Вряд ли я тебя чему-то научу.
- Это не совсем так, - возразил Кас, смотря куда-то в сторону. – Кроме того, у наших занятий главная цель не образовательная, а скорее идеологическая.
- Что? – растерялся Дин. – О чём ты?
- Я здесь, чтобы выказать тебе свою поддержку, Дин, - Кас посмотрел ему прямо в глаза – Дин скучал по этому странно неземному взгляду. – Даже если она тебе не нужна.
Дин открыл было рот, чтобы возразить, но тут ему в плечо прилетела книга.
- Прости, Дин! – воскликнул Невилл. Дин рассеянно отмахнулся и повернулся обратно к Касу. Тот уже уворачивался от заклинаний Иниаса.
- Задержись после занятия, ладно, Кас? – попросил Дин. Тот, не оборачиваясь, кивнул.
Вскоре он взглянул на часы и с удивлением обнаружил, что уже десять минут десятого — значит, надо немедленно возвращаться в гостиную, если они не хотят попасться Филчу и быть наказанными за нарушение режима.
— В целом, очень неплохо, — сказал Дин. — Но мы запаздываем, надо уходить. Через неделю тут же, в то же время?
— Пораньше бы! — взмолился Эш, и многие закивали.
Но их осадила Анжелина Джонсон:
— Начинается квиддичный сезон, тренироваться тоже надо!
— Тогда давайте вечером в среду, — сказал Дин, — может, выберем дополнительный день. А сейчас пора.
Кастиэль задержался – к неудовольствию Дина, вместе с Иниасом. Кроме того, задержалась и Лиза – ну да, Дин уже успел забыть, что, когда ты встречаешься с девушкой, это накладывает определённые обязанности.
- Вот, - Кас протянул Дину какой-то пергамент.
- Что это? – развернул его Дин. Ах да, разрешение на использование книг Запретной секции библиотеки от Кроули. Он уже совсем про него забыл – да, честно говоря, в этом году оно ему вообще не было нужно.
Лиза и Иниас нетерпеливо ждали, и Дин понял, что нормального разговора не выйдет.
- Ладно, - сказал он. – Спокойной ночи, Кас, Иниас.
Мельком взглянув на Лизу, те попрощались и ушли.

Две недели у Дина было такое чувство, что он носит в груди талисман, пламенную тайну, помогавшую ему терпеть занятия у Амбриджа и даже вежливо улыбаться, глядя в его жуткие выпуклые глаза. Под самым носом у Амбриджа Дин и его ученики делали то, чего он и Министерство больше всего страшились, и, вместо того чтобы читать у него на уроках Уилберта Слинкхарда, он с удовольствием вспоминал последние собрания кружка, вспоминал, как Невилл разоружил Гермиону, как Колин Криви после усердной практики на трех занятиях овладел Чарами помех; как Парвати Патил так хорошо овладела Уменьшающим заклятием, что превратила стол со всеми вредноскопами в пыль.
Выделить определенный день для собраний ОД оказалось невозможно: надо было приноравливаться к отдельным тренировкам трёх команд по квиддичу, а их нередко переносили из-за плохой погоды. Но Дин об этом не жалел: наверное, даже выгодней собираться не по расписанию. Если за ними слежка, её это скорее запутает.
Гермиона вскоре придумала очень остроумный способ оповещать всех участников о времени и дате собрания, когда надо было неожиданно его перенести. Если бы ученики с разных факультетов стали слишком часто ходить по Большому залу и сговариваться, это выглядело бы подозрительно. Всем членам ОД Гермиона дала по фальшивому галеону.
— Видите цифры по ребру монеты? — сказала она, показывая образец в конце четвертого занятия. Монета зажиточно блестела золотом при свете факелов. — На настоящих галеонах это серийный номер, указывающий, каким гоблином она отчеканена. На этих фальшивых цифры будут меняться — они показывают дату и час следующего собрания. Когда дата меняется, монета делается горячей, так что, если вы носите ее в кармане, вы это почувствуете. Все берем по одной; когда Дин назначает дату, он меняет цифры на своей, и, поскольку я навела на них Протеевы чары, с вашими произойдет то же самое.
— Ты умеешь наводить Протеевы чары? — спросил Терри Бут.
— Да.
— Но это ведь… это уровень ЖАБА, — сказал он слабым голосом.
— Ну… — Гермиона старалась держаться скромно, — может быть… наверное…
Дин фыркнул про себя. Да Кас наверняка баловался такими штуками ещё на первом курсе. Он искоса поглядел на друга – тот о чём-то перешёптывался с Иниасом.
Нет, больше Дин терпеть не мог. Если Астория не может разлучить этих двоих, он найдёт девушку поталантливее. Кажется, он что-то слышал о разбитной шестикурснице со Слизерина Ронде Хёрли, которая никогда не прочь поразвлечься и у которой парней было несчётное количество. Не то чтобы Дин хотел сводить Каса с такой подозрительной особой, но пусть хотя бы спасёт его ориентацию, а там Дин разберётся.

Он выловил Ронду, когда она спускалась из Астрономической башни, поправляя сбившуюся причёску.
- Привет, Дин, - улыбнулась она, когда он её окликнул. – Ты хотел пригласить меня сходить в Хогсмид? Правда, я уже приглашена, но ради тебя могу и отменить.
- Эм, вообще-то я по другому поводу, - замялся Дин. Когда идея пришла ему в голову, она казалась блестящей, но как объяснить это Ронде? Как бы не обиделась.
- Можно, конечно, и без Хогсмида обойтись, - легко согласилась Ронда. – Но тогда тебе нужно меня поуговаривать.
- Э, - сказал Дин.
- Ну всё, я не знаю, что тебе ещё может быть нужно, - Ронда развела руками. – Надеюсь, не пароль от нашей гостиной, потому что я сама его не помню. Зато совершенно случайно помню пароль от гостиной Хаффлпаффа. Интересует?
- У меня есть друг, - выпалил Дин. – Он… кхм… немного запутался со своей, кхм, ориентацией.
- О. Извини, если тебе нужны советы по гейскому сексу, это не ко мне. А что за друг? – спросила она с любопытством.
- Не нужны мне советы! – рассердился Дин. – Ты можешь просто послушать?
- Хм, не знаю, но могу попробовать.
- Я подумал… ээ… может, ему просто нужна красивая, обаятельная девушка, которая могла бы показать ему… хм… прелести гетеросексуальной жизни.
- О, - снова сказала Ронда. – Это я, что ли?
Дин осторожно смотрел на неё, готовый удирать, если она оскорбится.
- Что это за друг?
- Ты ведь ему не скажешь о нашем разговоре, нет?
- Я могила! – заверила его Ронда.
- Кастиэль Новак, с пятого курса Равенкло, - со вздохом сказал Дин, чувствуя себя не очень уютно, как будто называл имя киллеру.
- О, ангельские синие глазки! – воскликнула Ронда. – Он милаха. Так ты хочешь, чтобы я с ним переспала, что ли?
- Ну, - осторожно сказал Дин, на всякий случай делая шаг назад, - было бы хорошо.
- Хм, - Ронда мечтательно подняла взгляд к небу, - а что мне за это будет?
- А что ты хочешь? – расслабился Дин. Цена его мало волновала. Ради Каса он сделает что угодно.
- О! – в третий раз сказала Ронда. – Кое-что хочу!

Вернувшись в пустую аудиторию, в которой её ждал Дин, Ронда щёлкнула замком. Дин нервно поёрзал на парте.
- Может, ты чего-нибудь другого надумала? – робко спросил он.
- Нееет, - Ронда зажмурилась от удовольствия. – Смотри, я выбрала для тебя самые лучшие, - она вынула из сумки розовые кружевные трусики. – Ну же, раздевайся.
- Отвернись, - буркнул Дин.
Лицо Ронды приняло выражение «Ты серьёзно думаешь, что я это сделаю?», и Дин со вздохом стал стягивать брюки, кутаясь в мантию и думая, что это жертва похлеще, чем какая-то там жизнь.
- Мантию сними, - потребовала Ронда. – Давай, не замёрзнешь. Я тоже сниму.
Оставшись в юбке, почти застёгнутой блузке и галстуке, она уселась на парту и стала болтать ногами.
- У тебя слишком длинная рубашка, - заявила она, - ничего не видно. И её снимай.
Прорычав что-то неразборчивое, Дин разоблачился и быстро натянул трусики Ронды.
- Ты их носила уже? – поинтересовался Дин, глядя в потолок.
- Кажется, - Ронда слезла с парты и подошла поближе. – Дин, опусти глазки, - зашептала она, - посмотри на себя. Что ты чувствуешь?
- Они мне малы, - буркнул Дин, по-прежнему глядя вверх. – Часто ты так делаешь? Каса тоже заставишь их надеть?
- Может быть, - ласково сказала Ронда, подходя совсем близко.
Дин испуганно затряс головой, пытаясь отогнать образ Каса в женских трусиках.
- Ну всё, - сказал он, пятясь, - я сделал, что обещал.
- Ты выглядишь обалденно, - прошептала Ронда, и Дин не выдержал и опустил взгляд вниз. Глупо, это выглядело ужасно глупо. И чувствовал себя он тоже очень глупо. Хотя и немного приятно. То есть нет, не приятно, а непривычно. Интригующе. В плохом смысле этого слова, конечно. Он снова затряс головой, отгоняя образ Каса. Фу, гадость какая.
- Дин, - с укором сказала Ронда, легко касаясь его рукой. – Ты не можешь притворяться, что тебе не нравится, когда у тебя такой стояк.
- Это… это… чёрт, застегни блузку, он и пропадёт, - пятясь, Дин наткнулся спиной на стену.
- Не знаю, зачем бы мне понадобилось это делать, - проворковала Ронда, расстёгивая оставшиеся пуговки.

 

Глава 11. Мир

- Боже, - выдохнула Ронда, - это был лучший секс в моей жизни.
- Ты это каждый раз говоришь? – хмуро буркнул Дин, оглядываясь в поисках рубашки.
- Через раз, - Ронда обиженно надула губки. – Попробуй скажи ещё, что тебе не понравилось.
- Секс как секс, - отрывисто бросил Дин. – Надеюсь, для Каса ты больше постараешься, - он хлопнул дверью аудитории, застёгиваясь на ходу.
Чёрт.
Чёрт.
Всё было просто ужасно.
Потому что это был лучший секс в его жизни.
Чёрт.
Он никогда никому не признается, что ношение женских трусиков его так возбудило.
Боже, какая дрянь.

- Что случилось? – спросил Дин за завтраком у брата, который выглядел ещё смурнее его самого.
- Меня выперли из команды, - сказал Сэм, ковыряя ложкой кашу.
- Что? – удивился Дин. – Ты же вроде как поймал вчера снитч… И Гриффиндор выиграл… Кто тебя выгнал?
- Угадай с трёх раз, - злобно ответил Сэм.
- Только не говори, что Амбридж! – воскликнул Дин.
- А кто ещё?
- Вот сволочь! – Дин треснул кулаком по столу.
- И Джорджа. И Фреда, - ещё унылее сказал Сэм.
- А Рон тогда чего убивается?
- Хреново он вчера сыграл, если честно. Только ты не говори ему. Почему, кстати, тебя не было на матче?
- Я собирался, честно! – воскликнул Дин. – Но.. хм… так вышло, короче.

Дин собирался потребовать от Ронды отчёта где-нибудь через неделю или даже через две, но она подошла к нему уже на следующий день.
- Извини, Дин, - прямо сказала она. – Но Кастиэль – самый настоящий гей. Он не ошибается. У меня ничего не выйдет. Мне жаль, что я потребовала с тебя предоплату.
«Жаль ей, как же», - хмуро подумал Дин, молча обходя явно ожидающую ответа Ронду.
Неужели ничего нельзя сделать? Неужели придётся оставить Каса на растерзание этому коварному… Иниасу? Он бросил на проходящих мимо равенкловских младшекурсников свирепый взгляд. Надо, к конце концов, поговорить уже с Касом. Только попробуй его вылови! Иногда Дину даже казалось, что Кас его избегает. Но с чего бы?
- Почему вы с Касом перестали общаться? – Сэм будто прочитал его мысли. – Раньше каждый день по пять раз что-то обсуждали, письмами друг друга заваливали, а теперь вообще не разговариваете.
- У него появились новые интересы, - буркнул Дин.
- Которых ты не можешь принять?
- А причём здесь я? – ощетинился Дин. – Я как ни попытаюсь с ним заговорить, он всё время вспоминает, что хотел сказать своему Иниасу что-то важное, или ему срочно надо в лабораторию, или ещё что. Видимо, после того, как я убил Волдеморта, я перестал ему быть интересен. Ему больше от меня ждать нечего, я уже сделал всё, что мог. А ему подавай всё новое, интересное, - с горечью сказал Дин.
- Серьёзно? – спросил Сэм. – Ты считаешь, что это он не хочет с тобой общаться?
- Ну не я же! – воскликнул Дин.
- После того, как он спас тебе жизнь?
Дин передёрнул плечами:
- Что ты хочешь услышать, Саманта?
- Надень мантию-невидимку, Дин.
- Что? Зачем?
- Просто надень и возвращайся сюда, а потом иди за мной.

Недоумевая, невидимый Дин крался за двоюродным братом по коридору. Что он собирается ему показать?
- Эй, Кас! – вдруг окликнул Сэм. Дин вздрогнул и посмотрел в ту сторону – Кас и Иниас обернулись на голос Сэма. Они держались за руки. Они были на восьмом этаже. Время – почти отбой. Чёрт, да они же намылились на свидание в Выручай-комнату!
При мысли, что эти двое хотели уединиться в какой-то комнате для свиданий, Дину захотелось блевать. Может, они и заночевать там собирались? Это и есть то, что хотел ему показать Сэм?
А ещё интересно: Кас показал Иниасу Комнату до того, как там начались занятия по защите? Или, может, всё-таки они стали её использовать для… ну, стали её использовать уже после того, как Дин показал эту комнату всем желающим обучаться?
Кстати! А откуда Сэм знал, что Кас будет здесь в это время? Сам, что ли, кого-то водит сюда на свидания?
- Кас, можно тебя на пару слов? – спросил Сэм. Кас кивнул, шепнул что-то Иниасу и подошёл к Сэму.
- Да, Сэм, что ты хотел? – встревоженно спросил Кас. – С Дином что-то случилось?
- Не совсем, - уклончиво ответил Сэм. – Вообще-то я просто хотел спросить тебя кое о чём.
- Да?
- Почему ты перестал разговаривать с Дином?
Дину захотелось пнуть настырного младшего братца. Вот заноза! Нет, потом он обязательно его пнёт.
- Я вовсе не переставал, - Кас удивлённо приподнял брови. – Это он перестал разговаривать со мной.
- Да? А то мне показалось, что он тебе надоел. Ну, знаешь, после того, как он совершил все свои подвиги.
- Конечно, нет, Сэм! – Кас выглядел ошарашенно. – Я дорожу Ди… дружбой с Дином больше всего на свете и никогда бы не стал её рушить по собственному желанию. Он один из самых дорогих мне людей.
- О, значит, я ошибся, - сказал Сэм. – Извини, что отвлёк, Кас. Спокойной ночи, - Сэм махнул рукой и удалился, а Кас застыл, глядя ему вслед. Дин тоже не мог заставить себя сдвинуться с места. Иниас подошёл к ним – точнее, к Касу.
- Что он хотел? – спросил он обеспокоенно. – Что-нибудь насчёт занятий?
- Да нет, ничего, - Кас тряхнул головой. Иниас обнял его за талию и уткнулся носом ему в шею, и Дину очень захотелось оказаться отсюда подальше, но он боялся, что в оглушительной тишине его шаги будут хорошо слышны. Ещё не хватало, чтобы Кас подумал, что Дин за ним подглядывает!
- Он спрашивал о Дине, - вдруг пробормотал Кас, немного отстраняясь.
- Дине? Винчестере? Что ты мог ему сказать? Вы ведь вроде совсем не общаетесь. Раньше я думал, что вы друзья, но сейчас вы совсем не разговариваете.
- Мы и были друзьями, - тихо ответил Кас. – Но он… когда я признался ему, что гей, он… в общем, я надеялся, что он сможет принять меня таким, какой я есть, но я ошибся, - вид у Каса был такой несчастный, что Дин едва сдержался, чтобы не сбросить мантию и не начать его утешать.
- Так он что, гомофоб? – спросил Иниас. Кас едва заметно кивнул. Дин рассердился. Вот ещё что он удумал! Когда это он выказывал нетерпимость к геям? Ну, конечно, он всегда ненавидел Кроули, но ведь Кас – это совсем другое.
- После того, как я ему всё рассказал, он перестал со мной разговаривать, - горько сказал Кас.
Дин сжал кулаки. Какой же Кас идиот! Какой он сам идиот! Захотелось побиться лбом о стену.
Иниас наклонился поцеловать Каса, и Дин попятился. Нет, всё-таки надо отсюда убираться.

На следующее утро, войдя в Большой зал, Дин прямой наводкой направился к столу Равенкло.
- Кас, - уверенно сказал он, - мы можем сегодня после ужина встретиться в Выручай-комнате?
Кас растерянно кивнул. Дин кивнул в ответ и вернулся к своему столу. Больше никаких чёртовых недосказанностей.

Когда вечером Дин вошёл в Выручай-комнату, Кас уже ждал там.
- Хэй, - сказал Дин. – Я тебя за ужином не видел.
- Меня немного задержали, я не успел на ужин.
- Тогда почему ты уже здесь? – Дин удивился. – Ужин ещё не закончился, можешь успеть поесть.
- Иниас обещал мне что-нибудь захватить, - пояснил Кас. – Я боялся, что ты меня не дождёшься.
- Куда бы я делся, - рассердился Дин. Ну что это за человек, ей-богу! Сидит и строит из себя какую-то жертву! А жертва здесь Дин!
- Что-то случилось? – спросил Кас.
- Почему ты так решил? – Дин снова рассердился. – Я что, могу поговорить с тобой, только если что-то случилось?
- До этого ты со мной не разговаривал, - осторожно ответил Кас. Кажется, он не понимал, почему Дин сердится.
- Я пытался! – воскликнул Дин. – Сто раз пытался! Но ты всё время занят со своим новым другом! Я решил, у тебя просто нет на меня времени!
- Что? – испуганно спросил Кас. – Но это не так, Дин!
Дин только хмыкнул.
- Дин, я не знал, что ты так считаешь! – воскликнул Кас. – Я думал, это ты не хочешь со мной общаться, из-за того, что я… гей.
- Плевать мне, гей ты или нет, - прямо сказал Дин. – Ты мой друг и всё тут. Мне жаль, что ты раньше этого не понял.
Кас открыл рот, чтобы сказать что-то наверняка сентиментальное донельзя, но вдруг схватил Дина за левую руку и закатал рукав.
- Дин, что это? – сурово спросил он.
- А, - Дин не спешил отнимать руку, - это с наказания Амбриджа осталось. Не бери в голову.
- Дин, почему ты не показал руку мадам Помфри? Или хотя бы не использовал настойку растопырника? Теперь шрамы будет гораздо труднее свести.
- Ну и пёс с ними, - пожал плечами Дин. – Почерк у меня красивый. И девчонкам нравится, - он вздрогнул, вспомнив, как Ронда вылизывала буковки на его руке. Нет, он не будет думать о Ронде! И о лучшем друге в женских трусиках тем более! Чёрт, даже хорошо, что эта извращенка не добралась до Каса! Он затряс головой, отгоняя ненужные мысли. – Хотя до твоего почерка мне далеко, конечно.
Несмело улыбнувшись, Кас закатал рукав на своей левой руке – там красовались те же слова.
- А ты-то ему чем не угодил? – Дин осторожно дотронулся до шрама Каса.
- Тем же, чем и все, - пожал плечами Кас.
- Они совсем свежие, - Дин нахмурился.
- Да, я только что с наказания. Поэтому и не успел на ужин.
- Меня он так долго не задерживал! Ты, наверное, его совсем допёк.
- Наверное. Это уже пятый раз он меня наказывает.
- Пятый? – воскликнул Дин. – Чёрт, Кас, зачем же ты подставляешься? Даже я уже научился сидеть тихо и притворяться, что читаю!
Кас неопределённо пожал плечами.
- Честное слово, Кас, мы ещё надерём Амбриджу задницу, - Дин внезапно подумал, что в присутствии гея эти слова приобретают несколько иной смысл, и зарёкся говорить не думая. Он потёр уши и, забыв, какое решение только что принял, ляпнул: - Кас, я тебе сейчас задам вопрос, только ты на него не отвечай, ладно?
- Ладно, - недоумевающе ответил Кас.
- Кто у вас сверху? – спросил Дин, надеясь, что не покраснел.
- Что? – удивился Кас. – Что ты имеешь в виду?
- Ну, ээ, - Дин замялся.
- Ты что, о сексе, что ли, говоришь? – испуганно воскликнул Кас. – Дин, как ты мог вообще такое подумать! Конечно, мы не занимаемся сексом!
- Что? Почему?
- Нам ведь ещё нет семнадцати, - Кас смотрел на Дина так, будто объяснял какие-то прописные истины. – Несовершеннолетним нельзя заниматься сексом!
- Э? – у Дина отвисла челюсть. – И ты что, собираешься ждать, пока тебе исполнится семнадцать?
- Нет, мы будем ждать, пока Иниасу не исполнится семнадцать. Он младше меня на год. Не понимаю, Дин, как тебе вообще в голову могла прийти подобная мысль!
- Ну, э, - замялся Дин. – Как-то вот пришла. И что, Иниас не возражает против такого ожидания?
- Почему он должен возражать? – непонимающе посмотрел Кас.
- Нууу…. Например, потому, что он хочет заниматься сексом?
- Я не понял, - нахмурился Кас. – Мне показалось, или ты уговариваешь меня заняться сексом с Иниасом?
- Что? – Дин даже подскочил. – Чёрт, конечно, нет! Тьфу! Кас, я ведь попросил не отвечать на мой вопрос!
- Извини, - потупился Кас.
- Ох, Кас, брось извиняться. Слушай – я нормально отношусь к твоей ориентации, но, пожалуйста, избавь меня от подробностей ваших отношений, ладно?
- Ладно, - смиренно согласился Кас.
- Ладно, - Дин немного помолчал. – Но вы хотя бы петтингом занимаетесь?
- Дин!

Глава 12. Индейка

Пришел декабрь со снегопадами и целой лавиной домашних заданий для пятикурсников. Дин впервые собирался встречать Рождество не в Хогвартсе, а дома у крёстного. Он видел по письмам Бобби, с каким нетерпением тот ждёт его приезда – ещё бы, всё время сидеть взаперти и почти никого не видеть. Сейчас его больше всего волновали не предстоящие экзамены, а рождественские подарки.
- Что мне подарить Лизе? – ныл он. – Каааас, ну что можно вообще подарить девушке?
- Не знаю. Я никогда ничего не дарил девушкам.
- Ууууууууууу, - простонал Дин. – Может, мне с ней лучше расстаться?
- Мне казалось, у вас серьёзные отношения, - поднял на него удивлённый взгляд Кас.
- Мне тоже, - пробурчал Дин. – Пока я не понял, что мне нечего ей подарить.
Утром последнего учебного дня Дин, потягиваясь и сладко зевая, спустился в гостиную, чтобы, как обычно, встретиться с Сэмом. Обычно тот вставал раньше брата и в ожидании его читал учебник. Но сейчас его не было. Удивившись, Дин пошёл за братом в спальню.
- Дин, доброе утро! – радостно воскликнул живущий в той же комнате Колин Криви.
- Где Сэм? – с Колином вовсе необязательно быть вежливым.
- Мы проснулись, а его уже нет, - ответил Брэди, ещё один сосед Сэма по комнате. – Кажется, он вставал среди ночи, и я не слышал, возвращался ли он после этого.
Дин сразу представил себе тысячу ужасных ситуаций, в которые мог попасть его младший брат. Волдеморт воскрес; в замок прорвались чудища Хагрида; Люцифер избавляется от свидетелей… он же не встречается с Руби тайком от Дина? Он ведь обещал, что не будет?
Стоп. А почему бы Дину не предположить, что Сэм просто ходил ночью на свидание? И, мм, задержался? Не с Руби, конечно, тьфу-тьфу-тьфу. Вот Сара с третьего курса многозначительно на него поглядывает. Может, он в Выручай-комнате?
В Выручай-комнате его не было. И в Большом зале тоже. Дин направился к столу Равенкло, чтобы поговорить с Касом… но и Каса тоже не было!
- Где Кас? – недовольно спросил Дин Бальтазара.
- Уехал домой, - сообщил тот. – Переживаешь, что он уехал, не предупредив тебя?
- Вчера он не собирался уезжать заранее, - нахмурился Дин. – У него же вроде как зелье ответственное.
- Он попросил Иниаса за ним приглядеть, - пожал плечами Бальтазар.
- И когда он уехал?
- Я проснулся, а его уже не было. Он оставил мне записку.
- Можно взглянуть? – потребовал Дин.
- Я отдал её Иниасу.
«Его он тоже не предупредил», - злорадно подумал Дин. Заговаривать с Иниасом ему не хотелось, но найти Каса (и наверняка вместе с ним Сэма) было необходимо.
Записка, впрочем, не сообщила ему ничего нового. Если не считать того, что Кас явно торопился – нет, не мог он просто так решить срочно уехать домой, ничего никому не объяснив, прогуляв уроки (поверьте, для равенкловцев это действительно ненормально), бросив зелье, над которым так трясся. Может, Сэм его похитил? Или, раз уж записку оставил только Кас, может, это он похитил Сэма?
На плечо Дину опустилась его Сова. Письмо от Сэма!

Привет, Дин!
Я дома. У Каса кое-что случилось, ему нужно было срочно поехать домой, он случайно встретил меня, и я предложил его подвезти. На твоей машине. Извини, что не разбудили тебя, дело было срочное. Придумай что-нибудь для профессора МакГонагалл, надеюсь, с меня снимут не очень много баллов. Я завтра зайду к вас с Бобби, тогда и поговорим, ок?
Сэм.
P.S. Твоя детка в полном порядке.

- Два идиота, - простонал Дин. Чёрт, что могло случиться у Каса? Как он «случайно» встретил Сэма? Он ждал совы от Каса, но она так и не прилетела. Не считает же Сэм, на самом деле, что Дин будет спокойно ждать до завтрашнего дня и поедет в Лондон со всеми, на Хогвартс-экспрессе? Едва уроки заканчиваются, Дин хватает свои вещи, выходит за пределы школы (в мантии-невидимке, конечно) и трансгрессирует на площадь Гриммо.

Не заходя к Бобби, Дин подошёл к дому Каса и принялся колотить в дверь. Открыли очень быстро.
- Дин? – удивлённо спросил Кас, не переставая тереть опухшие и покрасневшие глаза. – Почему ты здесь?
- Ты почему здесь? – заорал Дин. – Что у тебя случилось? Почему ты мне ничего не написал?
- Извини, - пробормотал Кас, отходя в сторону и впуская Дина. – Сэм сказал, что обо всём тебе напишет. Мой отец в больнице. На него что-то напало… на дежурстве. Ну, я говорил тебе о его работе.
- Да-да, что-то секретное, бла-бла-бла. Чёрт, Кас, мне жаль, но можно же было просто сообщить.
- Извини, - повторил Кас. – Я только что пришёл от него. Меня едва пустили. Он не в Мунго, а в особой клинике. Мне ничего нельзя рассказывать.
- Э, сочувствую, - Дин неуверенно похлопал друга по плечу. – А как ты нашёл Сэма?
- Он… я просто на него наткнулся. Я не знаю, куда он шёл. Не стал спрашивать. Мне … было не до того.
- Я… э, я могу что-нибудь сделать?
Кас покачал головой.
- Я просто очень хочу спать.

- Мне просто пришла в голову одна идея, - пробубнил Сэм в ответ на расспросы Дина о том, почему он гулял по ночам и как наткнулся на Каса. – Хотел кое-что проверить в Выручай-комнате. Ничего я сейчас не скажу. Это глупо. Если получится, я расскажу тебе. Нет, Дин, я ни с кем не должен был встретиться. Отстань.

Прошло уже пару дней, а отца Каса так и не выписали. Тот выглядел совсем несчастным.
- Да ладно тебе, Кас, - утешительно сказал Дин. – Тебе же сказали, что всё в порядке. Его выпишут через пару недель. Просто перестраховываются.
- Не в том дело, - грустно ответил Кас. – Я изначально собирался встречать это Рождество вдвоём с Иниасом. А потом я узнал, что отец на Рождество будет свободен, и отменил всё. Иниас очень расстроился, но я так давно не видел отца! А теперь мне придётся встречать Рождество одному.
- Почему? – удивился Дин. – Просто скажи ему, что всё снова в силе.
- Нельзя, - убито ответил Кас. – Всё эта повышенная секретность. Никто не должен знать, что отец пострадал.
- Ты что, не сказал своему парню, кем работает твой отец?
- Конечно, нет, - теперь удивлён Кас. – Это же государственная тайна. Я не могу вот так ей раскрывать.
- Мне ты чуть ли не в первый день знакомства рассказал, - буркнул Дин. Впрочем, он не жаловался.
- Это другое.
- Ну, заходи тогда к нам на Рождество. Вроде как фениксовая компашка собирается у Бобби.
- Им тоже нельзя знать, - Кас вздохнул так тяжко, что его пожалел бы и Захария Амбридж.
- Я могу к тебе зайти, - проворчал Дин. – Меня не очень прёт от больших компаний. Если будет что-нибудь вкусное, я ничего не потеряю. И ещё тебе придётся помочь мне с домашкой.
Слишком много условий, думает Дин. Но Кас поднимает на него счастливый взгляд:
- Правда? Ох, это так здорово, Дин!
Он улыбается так искренне, так радостно, что Дин невольно перестаёт хмуриться и улыбается тоже.

Но Бобби воспринял демарш крестника просто ужасно. Дин никогда еще не видел его в таком хорошем настроении — он распевал рождественские гимны и был несказанно рад тому, что встретит Рождество не один, а в компании. Стоило же Дину сказать, что на праздник он собирается слинять, как Бобби поник.
- Пойми, - торопливо стал объяснять Дин, - у моего школьного друга ужасная проблема. Он… расстался с девушкой, в канун Рождества! Ну, она его бросила. Он чувствует себя просто… Я за него боюсь, честное слово. Звал его к нам, но он не хочет никого видеть. Не хочу оставлять его одного.
- А где его родители? – хмуро спросил Бобби.
- Уехали куда-то… Слушай, Бобби, я побуду у него пару часов, а к полуночи вернусь, идёт?
- Ладно, - Бобби немного оттаял. – Но имей в виду, самое вкусное уже успеют съесть.
- Ха, - фыркнул Дин. – Пусть попробуют.

Рождественским утром Рон ввалился в комнату Дина – все Харвеллы на эти каникулы перекочевали к Бобби, Дин смутно понимал, почему, но хозяин им был рад.
- Ну? – каждое Рождество он спрашивал одно и то же. – Что подарила Скрерк?
- Я вообще-то спал, - недовольно ответил Дин. – Не смей раскрывать её подарок!
Рон засмеялся:
- Смотрю, ты к ней не остыл.
- Шутишь, - фыркнул Дин. – Это единственная женщина, которая… эээ… ну, придумай какие-нибудь красивые слова.
- Когда же она раскроет инкогнито?
- Я сам её найду, когда захочу, - недовольно заявил Дин. – Время ещё не пришло.
- Как будто ты не пытался, - хмыкнул Рон. – Сов отслеживал, заклинания экспертизы почерка применял…
- Что? – уши Дина запылали. – Откуда ты знаешь?
- Ха! Ты живёшь в одной комнате с Эшем и хочешь у него под носом хранить такие секреты? Он и сам делал то же самое, ему больше тебя интересно. Даже у него ничего не вышло. Давай уже, открывай её подарок.

- Зачем ты всё время стучишь? – спросил Кас, открывая дверь. – Ты же знаешь пароль. И знаешь, что я тебя жду.
- Мало ли, - ответил Дин, принюхиваясь. – Тебе бы его было неплохо поменять, кстати. Мне кажется, или пахнет курицей?
- Это индейка, - смутился Кас. – Ты хотел курицы? Извини, я…
- Индейка! – воодушевлённо повторил Дин, направляясь на кухню. – Я никогда не ел индейку!
Ворвавшись на кухню, Дин неуверенно замер.
- Будет кто-то ещё? – осторожно спросил он, разглядывая расставленные на столе яства – огромную индейку, несколько пирогов, бекон, стейки, отбивные, пудинги, жареную картошку…
- Нет, - удивился Кас. – Почему ты так решил?
- Мы вдвоём это всё съедим? – уточнил Дин. – Кас, я на пару часов, а не на пару недель!
- На пару часов? Я думал…
- Ах да, - Дин поморщился. – Бобби не отпустил меня на всю ночь. Мне к одиннадцати придётся вернуться. О, это твой передничек? – Дин снял со спинки стула передник с нарисованными на нём персиками. – Очень миленько. Стоп, Кас! Ты что, сам что-то готовил?
- Ну да, всё это.
- Всё это?! Очешуеть…
- Ты раньше уйдёшь? – расстроенно спросил Кас.
- Ну да… понимаешь, Бобби сидит в этом доме, как сыч… с тобой мы всё-таки в школе видимся… я просто не мог сказать ему, что ещё и в Рождество предпочту не его компанию.
- Ну да, конечно…
- Ты будешь меня кормить? – Дин в предвкушении потёр ладони.
- Ты ещё не помыл руки, Дин!
- Фу, Кас, ты такой зануда, - проворчал Дин, направляясь в ванную. – Тащи пока индейку в гостиную.
- В гостиную? Зачем?
- Мы будем её есть, зачем же ещё!
- В гостиной?
- Ну не в твоей же спальне, Кас!
- А… а почему не в столовой?
- Тебе когда-нибудь говорили, что ты зануда?
- Да, минуту назад. Дин, в гостиной есть нельзя.
- Ладно, - раздобрился Дин. – Если хочешь, можешь есть в столовой. Я отлично устроюсь на диване один. То есть, с индейкой. А где у тебя выпивка, Кас?
- Выпивка?

- Не могу поверить, что встречаю Рождество со стаканом томатного сока, - проворчал Дин. – Мне уже почти шестнадцать, а я пью томатный сок. Надеюсь, хоть Бобби нальёт огневиски.
- Огневиски нельзя пить несовершеннолетним, - изумлённо распахнул глаза Кас.
- Даа, - снова проворчал Дин. – И заниматься сексом, я помню. Чего нам ещё нельзя?
- Трансгрессировать.
- Оо, какой я плохой. И что мне за всё это положено, Кас?
- Одиннадцать.
- Одиннадцать чего? Ударов плетьми? Одиннадцать баллов с Гриффиндора? Одиннадцать вечеров у Амбриджа?
- Одиннадцать часов, Дин. Тебе пора идти домой.
- Ах да, чёрт, - Дин влюблённым взглядом посмотрел на остатки индейки.
- Можешь взять её с собой, - предложил Кас.
- Вот ещё, чтобы у меня её отобрали! Нет, я лучше завтра к ней снова приду. Всё равно у тебя слишком много еды для одного.

Глава 13. Каминг-аут

Тихонько отворив дверь, Дин вошёл в дом крёстного, стараясь не шуметь – миссис Блэк не любила, когда её будили среди ночи.
В коридоре было темно и почему-то тихо. Может, сейчас не одиннадцать вечера, а одиннадцать утра, и все уже спят после бурного празднования?
Недоумевая, Дин заглянул в столовую – никого. На столе, правда, много еды, но не для того же он пришёл, чтобы есть в одиночестве, когда можно поесть с Касом!
Хмурясь, Дин начал подниматься по лестнице. Что здесь могло произойти? Нападение на Орден? Но почему тогда такой порядок? Или наоборот – все сорвались на важное задание?
Тут Дин услышал голоса.
- Фергус, твою мать, зачем ты тогда вообще пришёл!
Напрягши память, Дин вспомнил, что Фергус – это второе имя Кроули. Что ему здесь делать? Дин на цыпочках подкрался к двери, из-за которой доносились голоса.
- Я искал Элен Харвелл, - раздражённо сказал голос, кажется, принадлежащий Кроули. – Где она?
- Мы поссорились, - кажется, отвечал Бобби. – Она схватила всех детей в охапку и вернулась в Дом у дороги.
- Видимо, и мне стоит туда отправиться.
- Фергус.
- Чёрт, Бобби, это нас ни к чему не приведёт.
- Фергус.
- Бобби.
- Фергус.
- Сделай-ка шаг назад, Блэк.
- Перестань называть меня Блэк! Чёрт, Фергус, всё же было хорошо!
- Да, лет двадцать назад.
- Меньше.
- Да хоть вчера! Может, всё и было хорошо, пока ты не предпочёл мне Джона Винчестера!
- Фергус, я же вернулся к тебе.
- Да, когда Винчестер решил начать отрицать свою ориентацию и стал встречаться с Кэмпбелл. Если, конечно, не считать того, что ты постоянно пытался его вернуть – да, возможно, всё было хорошо. Пару месяцев.
- Что ты знаешь о Джоне! – зарычал Бобби. – Он никогда не… он просто ошибся! Все ошибаются в семнадцать!
- Что ж, и я тоже ошибся в семнадцать, испугавшись своих чувств к Габриэлю и решив попытаться забыть его с тобой, - холодно ответил Кроули.
- Это было давно… Когда вы вообще виделись последний раз? Пятнадцать лет назад?
- Не далее как сегодня утром.
- Что?
- Мы до сих пор вместе, ты, тупоголовый идиот. А сейчас я бы предпочёл отправиться в Дом у дороги, чтобы быстренько поговорить с Элен Харвелл и успеть встретить Рождество со своим любимым человеком, если ты не возражаешь.
- Что ж, - в голосе Бобби послышалась ярость, - вали к своему любителю малолеток! Да не опоздай, а то он встретит Рождество с кем-нибудь помоложе!
Звук пощёчины.
Хлопок трансгрессии.
Бряк чего-то, стукнувшегося о стену и упавшего на пол.
С расширенными от ужаса глазами, зажав себе рот ладонью, Дин попятился к лестнице. Слава богу, Кроули трансгрессировал прямо из комнаты, а то бы ещё наткнулся на подслушивающего Дина.

- Клэр, - пробормотал Дин, не церемонясь на этот раз со стуком. Дверь дома Новаков гостеприимно распахнулась, пропуская его внутрь.
Дин ураганом пронёсся по дому – ни на кухне, ни в гостиной Каса не было. Он нашёлся только в спальне – в обнимку с подушкой.
- Кас! – от возмущения Дин даже забыл, почему сюда пришёл. – Ты что, спишь в рождественскую ночь?
- Дин? – Кас приподнял голову и захлопал глазами. – Что ты здесь делаешь?
- Спасаю твоё Рождество, видимо, - пробурчал Дин. – А ну проснуться!

- И, короче, все вокруг меня геи, - заключает Дин и быстро добавляет: - Ты только не обижайся. Я могу пережить, что один мой друг – гей, но отец и крёстный! Кас, это слишком.
- Принести тебе какао? – неуверенно спрашивает Кас.
- Какао?! Какао?! Кас, ты думаешь, какао меня как-то успокоит?
- Меня оно всегда успокаивает…
- Ох, - Дин закрыл глаза и облокотился на стену. Потом открыл правый глаз: - У тебя точно нет огневиски?
- Точно.
- Ох, - Дин снова вздохнул и закрыл глаза. – Тащи своё какао. И принеси мне одеяло, а то сам накрылся, а я тут мёрзни.
- Ты вообще сидишь в верхней одежде на моей постели, - возмутился Кас, послушно направляясь на кухню. – Тебе не должно быть холодно. Я дам тебе одеяло, только если ты наденешь пижаму.

Проснувшись, Дин не сразу вспомнил, где и почему находится. Он лежал на кровати Каса – видимо, заснул посреди разговора, не успев перебраться на диван (или прогнать на диван Каса). Впрочем, Каса рядом не было, может, он всё-таки ночевал на диване. Дин сел на кровати, зевая и осматривая свою пижаму. Вообще он не носил пижам… никогда. Дурсли не считали нужным тратить деньги не на необходимое, и он привык спать в одних трусах и даже в Хогвартсе не надевал школьную пижаму. В конце концов, это не продуваемый всеми ветрами шотландский замок. Так что сейчас он чувствовал себя ужасно глупо. Впрочем, кое-что его очень быстро отвлекло – на прикроватном столике (которого вчера, кажется, здесь не стояло) стоял поднос с куском пирога и чашкой какао (опять какао!). Мало того, и пирог, и какао были такие горячие, будто простояли здесь не больше минуты. Как будто кто-то каждые две минуты уносил остывшую еду и приносил свежую, горячую и ароматную. Бред какой-то.
Взяв пирог в одну руку и чашку в другую, Дин зашлёпал (да, у кровати стояли домашние шлёпанцы, а ботинки Дина куда-то пропали, как, кстати, и вся его одежда) в гостиную. Кас полулежал на диване, читая газету.
- Доброе утро, - сказал Дин. – По поводу чего завтрак в постель?
- Я оставил это перед уходом, - улыбнулся Кас. – Думал, ты проснёшься, пока меня не будет. Я ходил к отцу. Доброе утро.
- Как он? – спросил Дин, облизывая крошки с руки. – Можно ещё пирога?
- Конечно, - Кас поднялся с дивана. – Я испёк ещё один сегодня утром.
- Хочу просыпаться так каждое утро, - заявил Дин. – Хогвартским эльфам есть чему у тебя поучиться. Преподашь им мастер-класс? Кстати, если ты оставил их с утра, почему всё такое свежее и горячее?
- Это мой личный секрет, - гордо сказал Кас. – Когда мне исполнится семнадцать, я его запатентую.
- У тебя, я смотрю, много планов на «когда-мне-исполнится-семнадцать», - хмыкнул Дин. – Секс, огневиски, трансгрессия, патенты, что ещё? И в каком порядке? Можно, конечно, сделать это всё одновременно… хотя не уверен, что патентное бюро отнесётся к этому с пониманием. Так что ты сделаешь первым?
- Я не собираюсь пить огневиски даже после семнадцатилетия, - сердито ответил Кас. – Это мерзко.
- Ты потерян для общества, Кас, - вздохнул Дин.

Возвращение в школу мало радовало Дина. Опять этот Захария Амбридж будет капать на мозги, Сэм будет делать вид, что ничего не скрывает, а Кас начнёт проводить большую часть времени с Иниасом. Мало ему было этого – в день рождения «Ежедневный пророк» преподнёс ему сюрприз.
Всю первую полосу занимали десять колдографий: на девяти — лица волшебников, на десятой — ведьма. Одни безмолвно скалились, другие нагло барабанили пальцами по рамкам своих фотографий. Под каждой значилось имя и преступление, за которое этот человек был посажен в Азкабан.
«Сегодня министр магии Люцифер Малфой подписал указ об освобождении десяти несправедливо обвинённых в сотрудничестве с Тем-кого-нельзя-называть заключённых тюрьмы Азкабан, - сообщал «Пророк». – Все амнистированные получат компенсацию за несправедливое нахождение в тюрьме и займут должности в Министерстве. Сообщается, что многие из них были двойными агентами против Того-кого-нельзя-называть».
Долохов… Руквуд… Лестрейнджи…
Дин в порыве гнева смял газету.
- Не могу поверить, что все так просто это проглотят! – воскликнул он, оглядываясь на Большой Зал. Вид у большинства был растерянный. История переписывалась здесь и сейчас.
- Что ты предлагаешь? – хмуро спросил Сэм.
- Кажется, у меня есть идея, - сказала Гермиона.
- Какая? – с надеждой спросил у неё Дин.
- Увидишь, - таинственно ответила она, и он не стал настаивать. Гермиона никогда не рассказывала ничего, не узнав всё наверняка. Спорить с ней было бесполезно.
Ребята, выросшие в семьях волшебников, с детства знали имена названных в сегодняшней статье Пожирателей смерти — их произносили почти с таким же страхом, как имя самого Темного Лорда; преступления их, совершённые в годы волдемортовского террора, стали легендой. А по коридорам Хогвартса ходили юные родственники их жертв, и теперь на них падали вовсе нежеланные отсветы их мрачной славы. Сьюзен Боунс, чьи дядя, тетя и двоюродные братья пали от руки одного из злодеев, с горечью сказала на уроке травологии, что теперь она поняла, каково оказаться на месте Дина.
— Не знаю, как ты с этим живешь. Это ужас, — выпалила она, подсыпая слишком много драконьего навоза саженцам визгоперки, отчего они недовольно запищали и заерзали.
Да и Дин снова стал предметом повышенного внимания и оживленных пересудов в коридорах, правда, в интонациях шептунов он уловил некоторую перемену. Теперь в них слышалось любопытство, а не враждебность, и несколько раз до него долетели обрывки разговоров, из которых явствовало, что ребят не устраивает версия «Пророка» насчет того, как и почему были амнистированы преступники. Недоумение и страх вынуждали этих усомнившихся обратиться к единственному объяснению, которое было им доступно — к тому, о чем твердили Дин, Сэм и Кас.
Изменилось не только настроение учеников. То и дело можно было встретить в коридорах двух-трех профессоров, шепотом ведущих напряженную беседу, — завидя приближающихся учеников, они немедленно ее обрывали.

Четырнадцатого февраля, в день вылазки в Хогсмид, Гермиона получила какое-то письмо, которым осталась очень довольна.
— Очень вовремя. Если бы сегодня не пришло… Она подняла глаза на Дина. — Слушай, это очень важно. Можешь со мной встретиться в «Трёх метлах» около полудня?
- Без проблем, - Дин пожал плечами. – Мы с Сэмом всё равно не знали, чем заняться.

- Рита Скитер? – зашипел Дин на Гермиону. – Серьёзно? Ты привела меня поболтать с Ритой Скитер?
- Дин, ни один журналист не может взять у тебя интервью, иначе его уволят. А у Риты работы всё равно нет…
- Стараниями нашей маленькой кудесницы, - язвительно пропела Рита. Отсутствие работы никак не сказалось на её милом характере.
- Не хотите брать интервью у Дина? – поинтересовалась Гермиона.
— Счастлива буду его послушать, — Рита стала рыться в сумочке и посмотрела на Дина с таким восторгом, словно ничего прекраснее не видела в жизни. — Крупным шрифтом заголовок «Винчестер обвиняет». Подзаголовок: «Дин Винчестер называет притаившихся Пожирателей смерти, в их числе – министр магии». А ниже — твоя большая фотография и подпись: «Потрясенный подросток, переживший нападение Того-Кого-Нельзя-Называть, пятнадцатилетний Дин Винчестер вызвал вчера фурор, обвинив почитаемых членов волшебного сообщества в том, что они являются Пожирателями смерти».
- Внушает, - кивнула Гермиона. – Что скажешь, Дин?
- Я…
Не сводя глаз с Гермионы, Рита промокнула салфеткой свой заношенный плащ и сказала прямо:
— «Пророк» этого не напечатает. Ты, возможно, не заметила, но его россказням никто не верит. Все считают, что он свихнулся. Но если позволишь дать эту историю с такой точки зрения…
— Нам не нужна еще одна история о том, что Дин спятил! — отрезала Гермиона. — Благодарю, с нас хватит! Я хочу, чтобы ему позволили сказать людям правду!
— На такую историю не будет спроса, — сухо сообщила Рита.
- Я уже нашла журнал, в котором напечатают интервью, - столь же сухо сказала Гермиона. – «Придира».
— Важные статьи о том, что люди должны знать, а? — произнесла Рита с издевкой. — Содержимым этого журнальчика я могла бы удобрять свой садик.
— Так вот вам шанс немного поднять его уровень, — любезно посоветовала Гермиона. — Дочь издателя, Луна Лавгуд, говорит, её папа с радостью напечатает интервью с Дином. Вот и публикуйте.
С секунду Рита смотрела на неё, а потом оглушительно расхохоталась.
— «Придира», — выговорила она со смехом. — Думаете, люди воспримут его серьезно, если это будет в «Придире»?
— Некоторые — нет, — спокойно ответила Гермиона. — Но в сообщении «Пророка» об амнистии не сходятся концы с концами. И наверное, многие думают: нет ли этому более убедительного объяснения? Если им предложат другое, пусть даже в… — она искоса глянула на Луну, — ну, в необычном журнале, думаю, многие прочтут его с интересом.
— Кажется, у меня нет выбора, я правильно поняла? — сказала Рита дрожащим голосом. Она опять открыла сумочку, достала кусок пергамента и Прытко Пишущее перо.
Гермиона повернулась к Дину:
— Ну, Дин, готов рассказать людям правду?
— Пожалуй, — сказал он, глядя на Риту, наставившую на лист пергамента Прытко Пишущее Перо.
— Строчите, Рита, — безмятежно произнесла Гермиона, выуживая со дна своего стакана вишенку.

Глава 14. Ябеда

- Гермиона – гений! – воскликнул Дин, закончив читать своё интервью в «Придире». – Честно говоря, Кас, я удивлён, что эта идея пришла в голову не тебе.
- Она приходила, - признал Кас, поморщившись, - но она мне не понравилась.
- Что? – изумился Дин. – Почему?
- У тебя будут из-за этого неприятности.
- У меня всегда неприятности, - легкомысленно заметил Дин. – И мне кажется, что это интервью, напротив, избавит меня от некоторых из них.
- Они бы не появились, если бы ты не стал распространяться обо всём этом с самого начала. Дин, ты ведь всегда действовал втайне от всех! Ты никому не рассказывал о крестражах и прекрасно со всем этим справился. Ты никогда не любил огласки.
- Кас, ты же сам понимаешь: тогда я действовал против неодушевлённых предметов и скрывающегося маньяка. Когда идёшь против министра магии, это совсем другое. Против него нельзя действовать втихомолку.
Кас посмотрел куда-то в сторону, будто был не согласен, но ничего не сказал.
- Кроме того, - Дин вздохнул, - это ведь Сэм всё начал. Он сказал всем, что видел Волдеморта на кладбище. Назвал имена Пожирателей. Я должен был стать на его сторону. Он мой брат.
- Да, - ровно сказал Кас, всё так же глядя в сторону.
- Чёрт, Кас! – Дин схватил его за руку – там, где оставило свои следы перо Захарии Амбриджа. Кас вздрогнул, но руки не отнял. – Больно? Вот и не говори мне, чтобы я прятался, пока сам лезешь на рожон.

Пожалуй, Кас был неправ насчёт неприятностей. То есть, конечно, Амбридж здорово разозлился и запретил Дину посещать Хогсмид – зато сколько писем от новых единомышленников он получил! Это перевешивало нелепые запреты генерального инспектора.
И всё-таки.
Иногда Дину ужасно хотелось, чтобы никто ничего не знал, как тогда, когда он охотился за крестражами. Чтобы они с Касом и Сэмом просиживали вечера в Выручай-комнате, завалившись книгами из Запретной секции.
Но сейчас всё было не так. В самом деле, чем книга, пусть и самая ценная, может помочь против Пожирателя-диктатора?
А пока было приятно снова чувствовать на себе восхищённые взгляды.

Кружок по защите от тёмных искусств посещало всё больше человек. Когда на занятие впервые пришла Тесса, обаятельная семикурсница из Хаффлпаффа, Дину захотелось покрасоваться, и он решил научить всех вызывать Патронуса – сложное заклинание с очень эффектным результатом. Он как раз флиртовал с чрезвычайно серьёзной Тессой, выясняя её самое приятное воспоминание, когда дверь распахнулась, и в Выручай-комнату влетела Руби.
- Не паникуем! – прокричала она. – Скоро здесь будет Амбридж, он знает о вас, но время ещё есть!
Конечно, после таких слов все дружно ломанулись к двери. Они выглядели совершенно неуправляемо, и Дин даже растерялся, но Руби властно воскликнула:
- Стоять! – и все послушно застыли. – Если вы вывалитесь отсюда все вместе, это будет подозрительно. Выходим по трое и уходим быстро, но не бегом, - она схватила за руку Сэма и тренирующуюся с ним в паре Сару и потащила их за собой. – Выходите с интервалом в сорок секунд. Все успеете.
Дин подошёл к двери, формируя тройки и выпуская их каждые сорок секунд. Какой бы дрянью ни была Руби, сейчас она была права. Оставалось выяснить, как она узнала о кружке. И как о нём узнал Захария.
Дин, конечно, собирался уйти последним. С ним оставался Кас, а с Касом, ясное дело, Иниас. Выглянув за дверь, Дин убедился, что Терри, Майкл и Джо скрылись за поворотом, и хотел уже было дать отмашку Касу и Иниасу, когда с противоположной стороны показался Амбридж, а с ним Драко и Панси.
- Не успеем! – прошептал он, лихорадочно вытягивая мантию-невидимку из сумки. – Вот, прячьтесь!
- Ты надень, - ответил Кас, зачем-то быстро стягивая галстук.
- Кас, быстро!
- Я сказал, надень! – резко прошипел Кас, и Дин изумлённо захлопал ресницами. Кас никогда не позволял себе командовать Дином. Вообще никогда. Иногда он мог настойчиво уговаривать и добиваться своего, но сейчас он явно знал, что делает, и Дин послушно подчинился, мгновенно принимая смену ролей.
Дин надел мантию-невидимку и, недоумевая, отошёл к стене. Кас же не рассчитывает, в самом деле, что он будет стоять и смотреть, как Захария его здесь найдёт?
- Раздевайся, - бросил Кас Иниасу, стягивая мантию и бросая её на пол. – Быстрее.
Кас сбросил рубашку и повалил только расстёгивающего на своей пуговицы Иниаса на подушки, предоставив ничего не понимающему Дину и как раз в этот момент ворвавшемуся в комнату Амбриджу возможность полюбоваться тем, как он целует шею Иниаса (понимающего примерно столько же, сколько и Дин, но зато, в отличие от наблюдателей, явно получающего удовольствие от происходящего).
- Что здесь происходит! – гаркнул Захария, и Кас привстал на колени, подняв на генерального инспектора затуманенный взгляд. Дин заметил, что Кас и ширинку успел расстегнуть. Чего он добивается, чёрт его дери?! Соблазнить Амбриджа? Дин облизывает губы, ожидая ответа Каса с не меньшим интересом, чем Захария.
- Простите, сэр, - Кас вскочил на ноги и заоглядывался в поисках рубашки. Иниас не уделил вошедшему преподавателю ни грамма внимания – его взгляд прикован только к полураздетому Касу.
«Он так смотрит, будто первый раз видит его без одежды, - подумал Дин. – А ведь полгода уже встречаются. Вот это глубина страсти. Стоп! Не может же… не может же он в самом деле в первый раз видеть его без одежды?! Кас, конечно, говорил что-то такое… Но полгода!» Дин сам засмотрелся на неловко натягивающего рубашку Каса, рассматривая шрамы на его левой руке – такие же, как у самого Дина.
- Мне сообщили, что здесь каждую неделю происходят несанкционированные собрания, - Захария вертел головой по сторонам, но больше никого не находил.
- Простите, сэр, - снова пробормотал Кас. – Мы действительно встречаемся здесь каждую неделю. Я не думал, что кто-то знает, сэр. Простите, сэр.
- Боже, - Амбридж затряс головой, - боже… Какая гадость!
«Кто бы говорил, - обиженно подумал Дин. – У кого кабинет с котятами и салфеточками?»
- Мистер Малфой, мисс Паркинсон, вы свободны, - сказал Амбридж. Те уходят, и – Дин не может в это поверить – Драко оборачивается и подмигивает Касу.
Пока Дин задыхался от возмущения, Захария успел взять себя в руки.
- Пятьдесят баллов с каждого, - процедил он. – И передайте мистеру Филчу, что вы наказаны на неделю. А теперь будьте любезны одеться.
Захария вышел, и Кас наклонился за галстуком, но Иниас мягко перехватил его руку.
- Касти, - ласково-просительно сказал он, зарываясь носом в его волосы и закрывая глаза.
- Я…, - неуверенно начал было Кас, но Иниас поцеловал его, и Кас замолчал – но глаз не закрыл, глядя прямо на Дина, хотя, конечно, не мог видеть его в мантии-невидимке.
Дин не знал, почему до сих пор не ушёл. Даже если Захария и подкарауливает в коридоре, в мантии Дину ничего не грозит. Он сделал неуверенный шаг в сторону двери, не отводя глаз от Каса. Чёрт, если бы Кас сейчас выглядел счастливым, довольным или хотя бы закрыл глаза, отдаваясь моменту, Дин бы ушёл. Но Кас продолжал смотреть прямо на него, весь какой-то беззащитный, и Дин не смог просто пройти мимо.
- Эй, - громко сказал он, снимая мантию, - вы вообще помните, что я ещё здесь?
На лбу у Иниаса было написано, что он ничего такого не помнил, а если даже и помнил, ему было всё равно. Кас же поспешно отодвинулся от своего парня и натянул-таки галстук, а за ним и мантию.
- Прости, Дин, - пробормотал он. От его недавней уверенности и командности ничего не осталось, но теперь Дин знал, каким он может быть.
- Не у меня проси прощения, - фыркнул он. – Это не мне неделю отрабатывать у Филча.
- Как думаешь, кто нас сдал? – спросил Кас, справившись с одеждой.
- Гермиона вроде как-то заколдовала наш список, - пожал плечами Дин, снимая список со стены и разрывая на кусочки. – Думаю, мы узнаем.

Кроме того, что предателем оказалась подруга Чжоу Мариэтта, Дин узнаёт заодно, что Амбридж создал свою Инспекционную дружину. Особую группу учащихся, поддерживающих Министерство магии и отобранных лично профессором Амбриджем. Они вроде как следят за порядком, и Дин только презрительно пожимает плечами – кому нужны дополнительные обязанности, даже если за это получаешь милость одного из профессоров?
Он с сочуствием смотрит на довольного Драко Малфоя. Ему жаль, что они всё-таки оказались по разные стороны баррикад. Ему всегда нравился Малфой, и досадно, что они должны враждовать только из-за того, что у Драко отец – сволочь. Жаль, что для Драко семья так же важна, как для Дина.

- Итак, Сэмми, - вкрадчиво начал Дин, - откуда же Руби узнала о наших занятиях?
- Я не Сэмми, - ответил тот, не подымая взгляда от книги. – Мне уже не тринадцать.
- Да, я помню, тебе четырнадцать. Ты ответишь на мой вопрос?
- Дин, я понятия не имею, как она об этом узнала. Мы с ней не общаемся несколько месяцев. В любом случае, она оказалась очень полезна, не так ли? Если тебя что-то интересует, почему бы тебе не спросить её?

Пришла пора экзаменов и, к удовольствию Дина, они с Касом стали гораздо больше времени проводить вдвоём: ни Сэм, ни Иниас в этом году не сдавали СОВ, так что Дин и Кас готовились вместе.
- Я никогда не наберу достаточно баллов, чтобы стать мракоборцем, - мрачно сказал Дин. На профконсультации он узнал, что для того, чтобы подать заявку на эту профессию, необходимы высокие баллы минимум по пяти предметам – и, ясное дело, не по любым пяти. До этого он рассчитывал, что обойдётся одними высокими баллами по Защите, ну, и своей репутацией, конечно. Теперь же ему угрожала необходимость сдать зельеварение на высший балл, а репутация была сильно подмочена.
- Мне кажется, тебе стоит волноваться только за зельеварение, - возразил Кас. – Тебе нужно только сосредоточиться, и дело пойдёт на лад. Просто попробуй прочуствовать это.
- У меня никогда ничего не выйдет, - упорно твердил Дин. – Даже если я буду готовиться только к одному этому предмету.
- Ты очень способный, Дин, - не соглашался Кас. – Я помогу тебе, и ни за что не позволю провалиться.
- Давай поспорим, - фыркнул Дин, задумываясь, на что можно поспорить с Касом. – На желание.
Кас равнодушно пожал плечами.

Глава 15. Отдел тайн.

Дин валялся на диване в Выручай-комнате с учебником по прорицаниям. В том смысле, что оба они валялись без дела – не готовиться же к прорицаниям, в самом-то деле. Главное – посмотреть на принимающего экзамен члена комиссии и попытаться определить, что он хочет услышать – предсказание о катастрофе или о нашествии радужных единорогов. И на месте придумать что-нибудь интересное. Это было всё, чему его научил Чак Трелони. Точнее, Трелони хорошо научил его предсказывать всяческие беды – вроде острой нехватки туалетной бумаги в 2014 году. Когда Амбридж отстранил Чака от преподавания, новым профессором стал кентавр Флоренц, который тоже не смог заставить Дина проникнуться любовью к тыканью пальцем в небо.
Дин зевнул. Кас сейчас сдавал нумерологию, Сэм – историю магии, а у него оставались только прорицания, так что было скучно.
Дин давно заметил, что, стоит ему заскучать, сразу что-то происходит. Вот и сейчас в Комнату на всех парах влетел Сэм, который вроде как должен был сдавать экзамен.
- Дин! – закричал он. – С Бобби беда!
- Что? – Дин быстро сел, проверяя, на месте ли волшебная палочка и мантия-невидимка. – Где он? Что случилось?
- В Отделе тайн! Его схватил Малфой!
- Малфой?
- Люцифер! Что ты сидишь, Дин?
- Об этом что, в газете написали? Его арестовали? – непонимающе спросил Дин.
- Да нет же, они там вдвоём, никто об этом не знает!
- А ты…
- Дин, у меня было видение.
- Видение?
- Некогда объяснять! Просто поверь, Дин!
- Тебе что – приснился сон про Люцифера и Бобби? – уточнил Дин.
- Да, вроде того! – застонал от нетерпения Сэм. – Дин, да пойми же ты, нет времени! У меня уже давно… видения, вещие сны, называй, как хочешь! Нам нужно спешить!
- Я похож на психа? – Дин скрестил руки на груди. – У тебя нервный срыв на почве экзаменов.
- Какой же ты твердолобый! – воскликнул Сэм. – Не веришь мне – спроси Каса!
- Что? – нахмурился Дин. – А Кас тут при чём?
- При том! Помнишь, на его отца напали? У меня в ту ночь было видение, я видел это нападение, я сразу же побежал к Касу и рассказал ему! Он немедленно отправился туда, поднял тревогу, и благодаря этому мистера Новака успели спасти! Сейчас то же самое! Дин, нам нужно спасти Бобби!
- Кас бы мне рассказал! – неверяще воскликнул Дин.
- Я взял с него слово, - хмуро ответил Сэм. – Мы идём куда-нибудь или нет?
- Мне нужно поговорить с Касом, - решился Дин. – Идём к его аудитории, он через минут пятнадцать выйдет. А пока ты можешь всё мне рассказать. Полагаю, ключевые слова – Руби, использовать способности, обманывать брата.

- Прости, Дин, - Кас уткнулся взглядом в пол, не зная, что у Дина уже аллергия на эти его извинения, что одного «Прости, Дин» достаточно, чтобы Дин сам начал извиняться, лишь бы больше не видеть вечно виноватого Каса, потому что ему самому ужасно стыдно каждый раз, когда стыдно Касу. – Но Сэм прав. Эти его видения настоящие. Я знаю, что должен был тебе сказать, но он спас жизнь моему отцу, и я…
- Хватит, Кас, - не выдержал Дин. – Всё ясно. Я пойду за пределы школы, чтобы трансгрессировать.
- Я с тобой, - быстро сказал Кас.
- Мы с тобой, - поправил Сэм. – Нас это тоже касается. Ты же сможешь трансгрессировать нас, я уверен. Куда мы отправляемся, в Министерство?
- На площадь Гриммо, - оборвал его Дин. – Вы, ребята, можете говорить, что хотите, но у меня никакого доверия к этим видениям. Мы придём, увидим, что Бобби дома, попьём чаю и вернёмся в школу. Впрочем, я уверен, что справлюсь сам.
Сэм с Касом обменялись угрюмыми взглядами – ну ясно, они уверены, что Бобби в Отделе тайн. Ну да, самый разыскиваемый преступник прямо в Министерстве магии. Вдвоём с министром магии. Конечно, такое каждый день случается.

Дверь открыл Бобби, и у Дина наконец-то отлегло от сердца. Он мог сколько угодно притворяться, что его не волнуют слова Сэма, но он едва смог дождаться, пока Кас сдаст свой экзамен, пока можно будет снисходительно позволить себя уговорить, пока они выйдут за границы замка.
- Дин? – удивлённо спросил Бобби. – Сэм? Кастиэль?
- Мы соскучились, - широко улыбнулся Дин. – Можно войти? Или ты не один?
- Один, - Бобби отошёл в сторону, пропуская гостей внутрь. – Случилось чего?
- Бобби, а ты сегодня случайно не был в Министерстве?
- В Министерстве? – вытаращился на него Бобби. – Что я, идиот? И что мне там делать, даже если бы меня не попытались арестовать, появись я там?
- У Сэмми галлюцинации, - снисходительно сообщил Дин. – Ему приснилось, что тебя схватил Люцифер. Чаю нальёшь?
- Люцифер? – Бобби перевёл взгляд на Сэма. – Опять какие-то ваши шуточки?
- Сэм, расскажи, - подал голос Кас. – Хватит скрывать. Тебе нужно рассказать это кому-то взрослому.

- И я совершенно не понимаю, почему в этот раз ошибся, - подытожил Сэм. – Мои видения всегда были правдивы.
- А эта девочка, Руби… Она всегда настойчиво уговаривала тебя верить в них? – уточнил Бобби. Сэм кивнул. – А сегодня ты её видел?
- Нет, - задумался Сэм, - не видел. Наверное, у неё были экзамены. Она на пятом курсе, и у неё СОВ.
- Хм, - Бобби забарабанил пальцами по столу. – Дин, как ты мог ничего этого не замечать?
- А что я мог сделать, - огрызнулся Дин. – Запретить ему отходить от меня?
- Два обалдуя, - прорычал Бобби и с сомнением посмотрел на Кастиэля, будто не зная, стоит ли исправить сказанное на «Три обалдуя», и в итоге добавил: - Обалдуи. Я иду в Министерство.
- Что? – Дин чуть не подавился чаем. – Зачем?
- Затем, что это видение неспроста. Кто-то подсунул его Сэму, зная, как он им доверяет. Кто-то хотел вас выманить. И лучше разобраться с этим сейчас, чем ждать, пока этот кто-то придумает что-нибудь поумнее. Я иду в Министерство.
- Я с тобой, - заявил Дин и, поймав взгляды друзей, поправился: - Мы с тобой.

- Дин Винчестер, - произнёс издевательский голос. Не оборачиваясь, Дин ответил:
- Знал, что встречу тебя здесь, Руби.
- Да ну? А я почему-то думала, что ты ищешь кого-то другого.
- Я знаю, что Бобби здесь нет. Давай лучше обсудим, что тебе от меня нужно.
- Где Сэм? – быстро спросила Руби.
- Боишься? – хмыкнул Дин. – Он стоит снаружи, у входа в Министерство. Чтобы ты не выбралась отсюда, если вдруг ускользнёшь от меня.
- Глупый Дин! У Министерства не один вход!
- Это неважно, потому что от меня ты никуда не денешься.
- Давай разойдёмся мирно, - предложила Руби. – Мне от тебя нужен один пустячок. Сделаешь для меня кое-что – и иди домой. То есть, в школу.
- И что же? – поинтересовался он.
- Идём, - она направилась к одной из дверей, уверенно выбрав её из десятка ничем не отличающихся прочих, и привела его в комнату, уставленную стеллажами со странными стеклянными шариками. Она подвела его к одному из стеллажей и показала на маленький шарик, тускло светящийся изнутри и покрытый толстым слоем пыли — похоже, никто не трогал его уже много лет.
Дин сделал еще шаг вперед. На пожелтевшем ярлычке, приклеенном к полке точно под стеклянным шариком, тонким, почти неразборчивым почерком была написана дата — примерно шестнадцать лет тому назад, — а под ней стояло:

Ч.Б.Т. — А.П.В.Б.Д.

Темный Лорд и (?)Дин Винчестер

Дин уставился на ярлычок.
- Что это значит? – спросил он.
- Просто возьми его и отдай мне, - сказала Руби.
- Что это? – повторил Дин.
- Это пророчество, - нетерпеливо ответила она. – Отдай его мне.
- Лови, - Дин пожал плечами и швырнул шарик на пол.
- Нет! – Руби бросилась на пол в тщетной попытке словить пророчество, но шарик успел разбиться. Бледная, призрачная фигура поднялась из осколков, начав бормотать себе под нос.
- Это же Чак, - изумлённо воскликнул Дин. – Кого интересуют бредни Чака Трелони?
- Заткнись! – зашипела Руби, подползая ближе к фигуре и силясь расслышать её бормотание.
- …Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы... И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой...
- Бла-бла, - пожал плечами Дин. – Это всё уже в прошлом. Кого это интересует?
- Меня, - раздался негромкий голос.
Дин и Руби обернулись – облокотившись на один из стеллажей и скрестив руки на груди, на них смотрел Люцифер Малфой.
- Министр, - Руби вскочила на ноги. – Я услышала и запомнила почти всё пророчество!
- Уйди, девчонка!
- Простите меня, министр, я не знала! — воскликнула Руби, бросаясь ниц у ног Люцифера. — Вы же знаете, министр…
— Замолчи, Руби, — в голосе Малфоя послышалась угроза. — Через минуту я с тобой разберусь. Ты думаешь, я пришёл сюда, чтобы слушать твоё дурацкое хныканье? Теперь уйди в другой конец комнаты, нам с Дином есть о чём поговорить.
- Нам есть о чём поговорить? – поинтересовался Дин.
- Где Сэм?
- Да нет его здесь. Что вы на нём зациклились?
- Жаль, что его здесь нет,- сказал Люцифер, говоря куда-то мимо Дина. – Я нашёл бы, что ему сказать. О его чудесных способностях… о том, как их можно использовать… для всеобщего блага, разумеется…
- Но его здесь нет, - перебил Дин, занервничав. – Что-то ещё?
- Но, раз его здесь нет, - Люцифер мягко улыбнулся – снова мимо Дина, будто чувствовал чьё-то ещё присутствие, - у меня есть предложение к тебе, Дин.
- Нет, спасибо, - вежливо сказал Дин. – Я могу идти?
- Я читал твоё интервью в «Придире», Дин. Очень… увлекательно.
- Подписать экземпляр журнала? Это можно. «Трепливому Пожирателю Смерти на долгую память» - так сойдёт?
- Дин, ты напрасно пытаешься идти против меня. Я предлагаю тебе сотрудничество. Объяви, что ты целиком и полностью на стороне Министерства – и можешь считать хорошие отметки и должность мракоборца делом решённым.
- А в противном случае – что, меня выгонят из школы? – фыркнул Дин.
- Нет… у меня есть запасной план, разумеется.
- Вот как?
- Ты знаешь, где мы находимся, Дин?
- В Отделе тайн?
- Именно. Здесь изучают много… хм, тайн. Например, работу мозга. Способы управлять человеком. Менять его. Пара заклинаньиц – и готово, перед нами послушный человечек. Действует надёжнее, чем Империо – его не нужно поддерживать, действует всю жизнь. Правда, есть и недостатки – иногда человек просто сходит с ума. М-да. Но мы будем надеяться, что тебе повезёт, да, Дин?
- Попробуй меня поймать, - прорычал Дин, взмахивая палочкой. – Петрификус Тоталус!
Ничего не произошло. Дин с ужасом уставился на палочку-предательницу.
- Как предсказуемо, - Люцифер сделал вид, что сдерживает зевок. – Видишь ли, в месте, в котором ты стоишь, магия скована. Не спрашивай, как это работает – это всё-таки Отдел тайн. Итак, я даю тебе последнюю возможность согласиться на мои условия добровольно.
- Иди на хрен! – так, перекатиться по полу, когда Люцифер поднимет палочку, сбить его с ног, выбить палочку… к этому времени Сэм, Кас и Бобби обезвредят Руби… и что дальше? Но додумать он не успел, потому что Малфой уже поднял палочку. Дин кинулся на пол…
- Руки прочь от моего крестника! – прорычал Бобби, прижимая министра к стеллажу и приставляя свою палочку к его горлу. Дин про себя простонал. Ну ведь был же уговор – не снимать мантию, пока он не скажет!
- Роберт Блэк, - констатировал Малфой. – Жаль, я действительно рассчитывал, что здесь Сэм. Что ж, все ошибаются. Руби! – крикнул он.
- Ты же не думаешь, что она…, - начал было Бобби и осёкся. Руби открыла дверь, и в хранилище пророчеств вошли десять человек – десять освобождённых из Азкабана Пожирателей.
- Вот для этого и существуют планы, - пробурчал Дин, когда их с Бобби подняли в воздух и прижали к стене. – Зачем ты вылез?
- Уж не потому ли, что тебе хотели препарировать мозги? – съехидничал Бобби.
Дин не успел ответить – заклинание внезапно отпустило, и они с Бобби шмякнулись на пол.
- Ещё два идиота! – застонал Дин, потому что Сэм и Кас тоже решили, что время прятаться вышло, и напали на Пожирателей. Ну молодцы, теперь их четверо против двенадцати. Отлично просто.
- Дурсля и Винчестера не убивать! – выкрикнул Люцифер. – Остальных двоих можно!
Дин зарычал от ярости, начав расшвыривать все заклинания, какие мог припомнить – а помнил он много. Спасибо Гермионе и Касу. И Скрерк.
Пожалуй, он немного перестарался – одним из пришедших ему в голову заклинаний в стене пробило здоровенную брешь. Запрыгнув в неё, Дин обнаружил, что через небольшой завал очень удобно обороняться, не опасаясь удара в спину.
- Давайте сюда! – заорал он, выставив щит. Если грамотно выставить защиту… можно будет удержать их… Он пытался что-то придумать, но тут увидел, как Кас рухнул на пол, ударившись головой о стеллаж и не подавая признаков жизни.
«Он не может умереть! – в панике подумал Дин. – Чёрт, он не может снова умереть из-за меня!»
- Кас! – закричал он, выпрыгивая из убежища. Краем глаза он успел заметить, что оборону в нём занял Бобби. Он совсем забыл, что нужно поддерживать щит, да и вообще забыл о том, что на него могут напасть, и двое Пожирателей схватили его за руки, отбирая палочку.
- Кажется, вы снова попались, мистер Винчестер, - улыбнулся Люцифер, но Дину было не до того.
- Пустите, идиоты! – крикнул он, но ни держали крепко. Кас не шевелился.
- Итак, - вдруг сменил интонацию министр, - вот и первая смерть.
- Нет! – выкрикнул Дин. – Он жив!
- Жив? Боюсь, мистер Винчестер, вы просто не знаете, что это за завеса. Это Смерть.
- Какая нахрен завеса!
Его развернули, и он увидел Сэма, обездвиженного и обезоруженного, и Бобби, которого прижимали к непонятному колышущемуся занавесу шестеро Пожирателей.
- Может, мне стоит их остановить? – спросил Люцифер. – Одно твоё слово, Дин, и беглый преступник Роберт Блэк снова станет беглым преступником. Может, его даже оправдают.
- Я…
- Не вздумай, Дин! – крикнул Бобби. Он отшвырнул свою палочку в сторону, схватил зазевавшуюся Руби и вместе с ней внезапно бросился за занавес.
И не выпал с той стороны.
Куда он попал?
Это портал?
«Боюсь, мистер Винчестер, вы просто не знаете, что это за завеса. Это Смерть».
Нет!

Глава 16. Круг замкнулся

Дверь распахнулась, и в хранилищё вошёл незнакомый Дину человек.
- Рафаэль, - нахмурился Малфой, - что ты здесь делаешь?
- Я здесь как глава мракоборцев, министр Малфой, - сурово ответил чернокожий незнакомец. – Со мной тридцать моих человек. Мы здесь для того, чтобы расследовать чрезвычайное происшествие в Отделе тайн. Насколько мне известно, этот отдел напрямую не подчинён министру. Как и мракоборцы.
- Мистер Скримджер, - тон министра тоже стал суровым, - вам лучше немедленно уйти.
Но по команде Рафаэля Скримджера в комнату уже входили мракоборцы. Дин даже узнал нескольких из них.
- Дети должны покинуть помещение, - велел глава мракоборцев. Несколько человек подошли к Дину, Сэму и пытающемуся сесть Касу, но Дин метнулся к завесе.
- Бобби! – закричал он. – Пустите меня, мне нужно за ним!
- Долиш, позовите Джеймса, - велел Скримджер кому-то из своих. Дин обнаружил, что его держат уже не Пожиратели, а Сэм и незнакомый мракоборец.
- Дин, он мёртв, - прошептал Сэм. – Прости.
- НЕТ! Он просто там!.. за занавесом!
Никто из взрослых уже не смотрел на детей, только мракоборец, удерживающий Дина – и то с явным желанием присоединиться к своим. Кас, которому уже успели оказать первую помощь, подошёл к Дину, положив ему руку на плечо, и сказал:
- Дин. Он действительно мёртв.
Дин перестал вырываться, только бессильно повис на руках мракоборца. Тот с сомнением заоглядывался на начальство, пытаясь понять, нужен ли он здесь, или можно уже перейти к стоящему делу.
- Кастиэль? – раздался знакомый голос. – Что здесь происходит?
Дин недоумённо обернулся – перед ним стоял черноволосый мужчина с синими глазами, удивительно похожий на Каса. То есть, конечно, наоборот – это Кас был на него похож. И глупая бежевая мантия – теперь ясно, откуда у Каса такая с ними любовь.
- Папа! – воскликнул Кас. – Это Дин и Сэм.. мы…
- Джимми, - к ним подошёл Рафаэль Скримджер, - препроводите детей в школу. А эту записку отдайте профессору Амбриджу – на случай, если у него возникнут вопросы.
Начальник мракоборцев и отец Кастиэля обменялись неприязненными взглядами, и Джимми Новак повёл троих детей прочь из хранилища.
- Пап? – неуверенно спросил Кас. – Что ты здесь делаешь?
- Отвозил в Министерство письмо, - ответил Джимми, и Дин понял, что они играют в игру «Джеймс-Новак-не-работает-в-Отделе-тайн-и-вообще-не-работает-в-Министерстве». – А вы-то что здесь делаете? Я думал, у вас экзамены.
- Мы.. ээ…
- Я жду, Кастиэль.
- Мистер Новак, - перебил его Дин, - нас привёл сюда мой крёстный. Роберт Блэк. Мы были с ним.
- Блэк? – развернулся к нему Джимми. – Где он?
- Он шагнул за непонятный занавес в той комнате, где мы были, - быстро ответил Дин. – И пропал. Вы не знаете, куда он мог попасть?
- Дин, - осторожно начал мистер Новак, - ты ведь Дин Винчестер, верно? – Дин кивнул. – Это Завеса Смерти. Любой, ступивший за неё, мёртв.
- Нет! – зло воскликнул Дин. Что они все заладили? – Он не мёртв! Это… это просто вроде Исчезательного шкафа! Он появился где-то в другом месте, и нам нужно его найти!
- Может быть, - неожиданно согласился мистер Новак. – Я уверен, этим обязательно займутся. Войдите сюда, мы воспользуемся этим камином.
- Нет! – снова воскликнул Дин. – Я не могу отсюда уйти!
- Дин, - начал было Сэм, но мистер Новак перебил его, вынимая какой-то флакончик из настенного шкафчика – он точно помнил, что изображает, что находится здесь в первый раз?
- Выпей это, Дин, - сказал он. – Это укрепляющее зелье. Ты потерял много сил.
Дин сделал шаг назад, не имея никакого желания пить незнакомое зелье, но Кас подтвердил:
- Выпей, Дин. Тебе станет лучше.
И он сделал глоток.

Очнулся он в своей спальне. На его кровати сидел Сэм.
- Какого…
- У тебя экзамен по прорицаниям через двадцать минут, - сообщил Сэм. – Пойдём.
- Какой, в задницу, экзамен! Чёрт, Сэм, ты же не хочешь сказать, что мне это всё приснилось?
- Нет, - Сэм вздохнул. – Прости меня, Дин. Я… не должен был снова верить Руби и обманывать тебя. Я… Бобби погиб из-за меня, и я…
Дин уронил голову на руки.
- Просто заткнись, Сэм. И выметайся.
- Ты должен пойти на экзамен, Дин, - глядя в пол, ответил Сэм. – Можешь ненавидеть меня, но иди на экзамен.
- И пойду, - рявкнул Дин. – Там хоть можно будет не видеть твоей рожи!

Рожа Сэма была первым, что увидел Дин, выйдя из аудитории.
- Дин…
- Прости, Сэм, - вздохнул Дин. – Извини, что наорал. Ты ни в чём не виноват. Я должен был лучше за тобой присматривать. Я не должен был позволять Бобби…, - Дин махнул рукой. – Я могу просто побыть один?
- Нет, - с сомнением ответил Сэм. – Лучше на самом деле наори на меня. Ты ни в чём не виноват, Дин. Я…
- Я НЕ ХОЧУ ОБ ЭТОМ ГОВОРИТЬ СЕЙЧАС, СЭМ! – воскликнул Дин. – Вот, наорал. Доволен? Оставь меня… стоп, а как Кас? Он в порядке?
- Вроде в порядке.. Отец его забрал. Он уже все экзамены сдал.
- Забрал? Вот чёрт. Ну, будем надеяться, Малфоя после всего этого хотя бы попрут с должности.
Сэм молча порылся в сумке и вынул газету, протягивая её брату.
«Министр Малфой смещает с должности Рафаэля Скримджера, бессменного руководителя мракоборцев на протяжении последних пятнадцати лет» - крупный заголовок на всю газетную полосу.
«Михаил Фадж обвиняет министра Малфоя в превышении полномочий и требует начать судебный процесс» - крохотная заметка в уголке.
«Дин Винчестер», «Роберт Блэк» - ни единого упоминания.
- Мы снова там, где начали, - закрыв глаза, вздохнул Дин. – Только теперь… только теперь без Бобби.
- Амбриджа уволили, - робко сказал Сэм.
Дин ничего не ответил.

Кас прислал одну сову – толком ничего не написал, сказал лишь, что они встретятся на каникулах и поговорят. У Дина возникло ощущение, что отец Каса читал это письмо, и поэтому оно было таким… холодным.
Сэм иногда пытался заговорить о Бобби, но стоило ему произнести его имя, как лицо Дина моментально каменело. Он по-прежнему не знал, хочется ему поддерживать разговоры о своём крёстном или нет: его желания менялись в зависимости от настроения. Впрочем, в одном он был уверен: хотя сейчас ему и несладко, через несколько дней, очутившись в доме номер четыре на Тисовой улице, он будет страшно скучать по Хогвартсу. Перспектива возвращения домой никогда еще не внушала ему такого ужаса. Ведь он на самом деле рассчитывал этим летом появиться у Дурслей на пару дней и снова уехать к Бобби – но теперь, он знал точно, он никогда не сможет появиться на площади Гриммо.
Никогда. 

Сказали спасибо: 3

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.

Данный сайт содержит
материалы для взрослых
18+

Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 37
Братья Винчестеры: фото. Как зовут братьев
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 46
Сэм Винчестер Сверхъестественное Wiki Fandom
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 96
Дин Винчестер и Орден Феникса - Марлюшка
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 32
Как называется прическа? дин винчестер
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 85
Кастиэль - это. Что такое Кастиэль
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 38
Школа Джона Винчестера - Форум
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 93
Хотс Юника. В ад и обратно
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 24
Анкета Дина Винчестера
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 99
10 прикольных сценок на юбилей женщине: текст, видео
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 48
А ты смотрел «Левиафана»? / Православие. Ru
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 86
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 9
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 94
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 76
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 23
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 43
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 81
Как менялись прически Кастиэля, Сэма и Дина 36

Похожие записи:

  • Картинки открыток с днем матери
  • Как сделать свою флешку оригинальней
  • Ремонт своими руками эконом
  • Картинки как сделать цветы из бумаги в картинках
  • Как сделать легкий шалаш